Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Таинственная рыбка и господин бобовое зернышко.



Сера часто иероглифически отождествлялась Фулканелли с купальщиком, маленьким царём, бобом богоявленского пирога или рыбой... День Богоявления (Fête des Rois) эту рыбу по древнему обычаю подают на стол либо в её естественном виде (sole, dauphine, морской язык, дельфин), либо в виде куклы-голыша („baigneur“, купальщик) или боба (fève), спрятанного между слоями (lames feuilletées) традиционного богоявленского пирога.
Хозяин дома, в котором происходит праздничная игра, обращается с вопросом к ребёнку, спрятавшемуся под столом, именуя его Phœbe Domine! Seigneur Phébus! Господин Феб! Это выкликание, через кабалистический ассонанс легко превращается в Fabœ Domine или Seigneur de la Fève! Господин Бобовое Зёрнышко! Правитель Фив! Именно об этом бобовом зёрнышке упоминает Плутарх в знаменитых описаниях пиршеств — древние Египтяне, Фиванцы, считали бобовое зерно божественным и хранили в храмах под покрывалом — точно так же, как и мы прячем его в пироге или под скатертью стола.
Collapse )

Алхимия. Лабиринт и нить Ариадны.

rjOCsr6biMg.jpg
Образ лабиринта символизирует полный цикл Великого Делания и две его основные трудности: поиск пути к центру, где две субстанции вступают в жестокую схватку друг с другом, и пути из лабиринта. Тут-то, чтобы не блуждать по запутанным ходам в безуспешном стремлении найти выход, и требуется нить Ариадны.
В наши намерения не входит, по примеру Батсдорфа, писать специальный трактат о том, что это за нить Ариадны, позволившая Тесею добиться своего. Однако с помощью кабалы мы надеемся обратить внимание проницательного исследователя на некоторые детали, касающиеся символического значения известного мифа.Collapse )

Легенда о Христофоре.

Christophorus
Когда Христофор ещё не был христианином, его звали Офферус. Парнем он был здоровым, а умом не блистал. Достигнув сознательного возраста, Офферус отправился странствовать в поисках самого великого на свете царя, он хотел поступить к нему на службу. Ему посоветовали обратиться к одному могущественному правителю, который с радостью взял такого силача к себе в слуги (serviteur). Однажды при правителе упомянули имя дьявола, и царь в страхе перекрестился. Зачем ты это делаешь? спросил Христофор. Затем, что боюсь дьявола, ответил царь. Раз ты его боишься, значит, ты не такой могущественный, как он? Поступлю-ка я лучше на службу к дьяволу. И с этими словами Офферус отправился восвояси.
Collapse )

Первые русские психоаналитики. Психоаналитические виньетки Алексея Певницкого. Часть 1.

Материал подготовлен для портала "Современный психоанализ".

Уважаемые читатели, наш портал начинает серию публикаций, посвященных началу психоанализа в России. В Российскую Империю взгляды Фрейда и Юнга стали проникать стремительно с начала 20-го столетия. Вот что писала Сабина Шпильрайн в отчете об успехах психоанализа в 1921 году, говоря о России:

«Да не обидятся на меня русские коллеги, если этот отчет о русской литературе получится довольно неполным. Условия войны и ее последствия привели к тому, что мы здесь от России годами совершенно отрезаны. В моем распоряжении только какое-то количество номеров 1 (из годов 1909-1914) московского журнала «Психотерапия», в которых появился ряд психоаналитических работ. Этот журнал был основан в 1909 г. и редактируется доктором Н. Вырубовым. Уже имена сотрудников показывают, что журнал, во всяком случае до 1913 г., объединил психоаналитиков самых различных направлений. Здесь представлены и различные национальности, а именно - среди иностранцев – представители Вены, среди русских - москвичи (М. Асатиани, А. Бернпггейн, Ю. В. Каннабих, Н. Е. Осипов, О. Б. Фельцман) и одесситы (И. А. Бирштейн 2, В. Лихницкий). В Москве, по-видимому, психоанализ попал на благоприятную почву. Когда зимой 1911-1912 гг. в Ростове-на-Дону я прочла доклад о психоанализе, то мое внимание также обратили на психоаналитическое движение в Москве, главными представителями которого были Осипов, Фельцман и Вырубов».

Collapse )