Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Габриэла Мистраль. "ОГОНЬ"


Огонь, что о красных браслетах пляшет с лесом, щекоча ему пятки. Огонь, что стремительным прыжком тигра срезает деревья золочеными мечами, оставляя зияющие прогары.
Огонь, сжигающий жнивье на холмах Арауко. Его огненные языки лижут землю и разрисовывают холмы большими черными розами, точно шкуру пантеры, или покрывают их белой коростой, будто чудотворную руку Моисея.
Огонь — яростный, гибкий и всегда полный силы.
Единственно истинный цветок Земли, внезапно расцветшая фуксия в сорок лепестков, которая кружится, чтобы вдоволь напиться соком хмельного воздуха.
Огонь, сокрушающий сонное оцепенение металлов. Он радостно плавит серебро, и ему неймется увидеть, как стекают тяжелые капли странного пота, что белее магнолии.
Огонь одержимых, не знающих отдыха заводов, он прячется во всех закутках, и не тронь его, не то рука падет скрученным лепестком пепла.
Огонь — яростный, гибкий и всегда полный силы.
Огонь Любви, чьи слова не знают сна, и нет у него даже самой простой кочерги, чтобы вовремя поправить поленья. Он превращает тело человеческое в удлиненное прозрачное стекло, где видна объятая пламенем саламандра, проникшая в самое сердце.
Огонь Ненависти, что воздвигает самые причудливые сооружения. Он издает этот неприятный сухой треск, какой бывает у старческих суставов. Его владыка — сам Дьявол! Он следит за ним в ночной тьме, которая длится ему в угоду.
Огонь — яростный, гибкий и всегда полный силы.
Огонь, что живет в нас, в людях, маленькие горчичные зерна Огня, которые бегут по нашей крови и делают нас живее, подвижнее, как сухие колючки аравийскую овцу. Огонь в глазах коршуна — стоячий, сухой… Огонь — веером зеленых лучиков в глазах ягуара. Коварный, искусный огонь жажды хмельного, который изводит, губит человека. Огонь, что согревает Песню и делает ее похожей на маленькое нутро птицы, на крохотное полое место любящей голубки.
Огонь — яростный, гибкий и всегда полный силы.
Огонь испытания, который закаляет в своем пламени все подлинное, а остальное — скручивает, морщит, как спаленную кожу… Огонь Последнего Дня, когда лишь Верные не падут, они устоят, как опорные балки Мира.
Огонь Святого Духа, огонь двух раскаленных добела углей — двух голубиных крыл. Огонь, который слетел к Павлу и пронзил его насквозь, до мозга костей.
Огонь, что пришел к нам с небес и вернется туда, когда свершит заповеданные ему Дела. Он одержит победу над Водой и вместе с ней сотворит пышную гортензию, но ее лепестки истончатся и облетят. Он одержит победу над Землей и сделает ее алой далией[2], но она будет уменьшаться, пока не станет жасмином чистейшего пепла.
Огонь, который мерит дремлющую землю большими шагами, как Пророк, не знающий сна.
Огонь — яростный, гибкий и всегда полный силы.

Алхимия. Лабиринт и нить Ариадны.

rjOCsr6biMg.jpg
Образ лабиринта символизирует полный цикл Великого Делания и две его основные трудности: поиск пути к центру, где две субстанции вступают в жестокую схватку друг с другом, и пути из лабиринта. Тут-то, чтобы не блуждать по запутанным ходам в безуспешном стремлении найти выход, и требуется нить Ариадны.
В наши намерения не входит, по примеру Батсдорфа, писать специальный трактат о том, что это за нить Ариадны, позволившая Тесею добиться своего. Однако с помощью кабалы мы надеемся обратить внимание проницательного исследователя на некоторые детали, касающиеся символического значения известного мифа.Collapse )

От вечной юности ключи…

old tower

Дремали псы у старой башни,
Их не тревожил вой волков в ночном лесу
Им были не страшны позывы голода и жажды –
Они несли дозор у Вечности в плену.

А в башне той, полуразрушенной веками,
Прах юноши покоится в тиши.
Он мирно спит за тайными дверями,
В руках его – от  вечной юности ключи.

Он сыном был богатого вассала,
Живя в довольствии, роскоши, любви.
Красивым баловнем судьбы его округа называла,
И все девицы были разом влюблены.
Collapse )
Andrey Mozharov

Архетип Трикстера. (К.Г. ЮНГ)

Трикстер — это коллективный образ Тени, сумма всех низших черт характера людей. И поскольку Тень существует всегда как составная часть личности, коллективный образ может служить ее продолжением. Не всегда, конечно, он предстает как мифологическая фигура, но из-за возрастающего подавления и пренебрежения к первоначальным мифологемам он часто является соответствующей проекцией на другие социальные группы или нации.

В красочных рассказах, в карнавалах, в магических ритуалах исцеления, в религиозных страхах и религиозной восторженности тень трикстера пронизывает мифологию всех веков — иногда в первозданном облике, иногда в причудливо измененном виде. Он, очевидно, является «психологемой», — архетипической психической структурой глубокой древности. В своих ясных проявлениях он является несомненным отражением абсолютно недифференцированного человеческого сознания, соответствующего душе, которая слегка возвысилась над животным уровнем.

Любопытную комбинацию типичного мотива трикстера мы можем найти в алхимической фигуре Меркурия — например, его любовь к шуткам и лукавые проделки, его способность изменять свой облик, его двойственную природу, наполовину животную, наполовину божественную, его способность противостоять всем испытаниям и, наконец, его близость к образу Спасителя. Эти качества уподобили Меркурия демоническому существу, восставшему из первобытных времен и даже более древнему, чем греческий Гермес. Его проделки соотносят его с типичными образами фольклора и сказок — Большим Томом, Глупым Гансом или напоминающим шута Гансвурстом, которые предстают перед нами как отрицательные персонажи, но умудряются с помощью глупости достичь того, чего не могут другие, проявляющие свои самые лучшие качества. В сказке братьев Гримм «дух Меркурия» позволяет провести себя крестьянскому парню и должен выкупить свою свободу, дав тому взамен драгоценный дар целительства.

Трюкач — это первичное «космическое» создание божественно-животной природы: с одной стороны, высшее по отношению к человеку благодаря своим сверхчеловеческим качествам, а с другой — низшее по отношению к нему из-за своей нерассудительности и бессознательности. Он не принадлежит и к животным, так как слишком неуклюж и лишен инстинкта. Эти недостатки являются показателями его человеческой природы: человек не так хорошо приспособлен к окружающим условиям, как животное, и вместо этого имеет перспективу гораздо более высокого уровня развития разума, основанную на жажде знаний, которая должным образом подчеркивается в мифах.

Только из несчастья возникает жажда спасения — другими словами, познание и неизбежная интеграция Тени создают такую мучительную ситуацию, что никто, кроме Спасителя, не может разрубить гордиев узел судьбы. В индивидуальном плане проблема, которую ставит Тень, разрешается в сфере Анимы, то есть через взаимоотношения.

Читать полностью:
http://mojarov.ru/analytical-psychology/trickster/