Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Таинственная рыбка и господин бобовое зернышко.



Сера часто иероглифически отождествлялась Фулканелли с купальщиком, маленьким царём, бобом богоявленского пирога или рыбой... День Богоявления (Fête des Rois) эту рыбу по древнему обычаю подают на стол либо в её естественном виде (sole, dauphine, морской язык, дельфин), либо в виде куклы-голыша („baigneur“, купальщик) или боба (fève), спрятанного между слоями (lames feuilletées) традиционного богоявленского пирога.
Хозяин дома, в котором происходит праздничная игра, обращается с вопросом к ребёнку, спрятавшемуся под столом, именуя его Phœbe Domine! Seigneur Phébus! Господин Феб! Это выкликание, через кабалистический ассонанс легко превращается в Fabœ Domine или Seigneur de la Fève! Господин Бобовое Зёрнышко! Правитель Фив! Именно об этом бобовом зёрнышке упоминает Плутарх в знаменитых описаниях пиршеств — древние Египтяне, Фиванцы, считали бобовое зерно божественным и хранили в храмах под покрывалом — точно так же, как и мы прячем его в пироге или под скатертью стола.
Collapse )
Andrey Mozharov

Карл Юнг versus Бургер Кинг.

putnik

«Мой путь – это не ваш путь, потому что я

не могу вас учить. Путь внутри нас, а не в богах,

и не в законах. Внутри нас путь, и истина, и жизнь…

Горе тем, кто живет примерами! Нет жизни в них.

Если вы живете в соответствии с примерами, вы

живете жизнью этого примера, но кто будет

жить вашу жизнь, как не вы сами? Так живете сами.

Есть только один путь, и это ваш путь.

Да пойдет каждый своим путем»…

(C.G. Yung  “LIBER NOVUS”)

«Индивидуальная душа не становится Брахманом

посредством истинного знания; она является Брахманом,

 как только она узнает, чем она является

 на самом деле и чем всегда была»

(Макс Мюллер «Т. Или П.Р.» Цитата приведена

в книге Алиса. А. Бейли. «От интеллекта к интуиции»)

«Постепенное обуздание тенденции

ума метаться от одного объекта к другому

(т.е. концентрация) и развитие способности

 к сосредоточенности (то есть медитация) дают

возможность созерцать…

Созерцание – это пауза,

во время которой активна душа»

(цитаты Патанджали и Э. Андерхилл

 в книге Алисы. А. Бейли «От интеллекта к интуиции»)

После недавней октябрьской конференции по аналитической психологии в Москве осталось какое-то странное послевкусие, которое еще долго окрашивало жизнь, пока, наконец, не оформилось в нечто удобоваримое. Вот и Луиджи Зойя, собственной персоной посетивший нашу столицу и познакомившись с российским юнгианским сообществом, будто принес с собой дух своих книг. Его «Созидание Души» с темой про интеллектуальную булимию, его «Наркоманией…» и, конечно, поиском ОТЦА как-то вплелось в ряд параллельных процессов, которые ничем как синхронией не назовешь. Здесь можно упомянуть и очередную порцию страданий новой клиентки по поводу ее отношений с едой, весом и обжорством, а также крик души моей давней клиентки, в будущем (мы оба на это надеемся) юнгианским аналитиком о том, как она перекушала  психологических знаний, но свой путь так и не нашла. Собственно многие из моих эссе «Археологическая психология», «Интеллектуальная Булимия» и «Зачарованность психологией» вертятся вокруг да около одной и той же мысли, которую так прямолинейно высказал Карл Густав в своей «Красной книге»: «Желающий быть пастором души обращается с людьми как с овцами. Он насилует человеческое достоинство. Это большое высокомерие говорить, что люди как овцы. Дай ему человеческое достоинство, чтобы он нашел свое восхождение или падение, свой путь».  

Как мы можем напитать (накормить) душу другого человека, если у нас не будет связи со своей Душой, а он вместо того, чтобы искать свою Душу, будет с жадностью вгрызаться в рудименты, следы и анналы чужого поиска души? Он будет глотать кокосовое молоко плодов чужой индивидуации. Может быть поэтому, мне так втемяшилась фраза на сессии, которую высказала моя давняя клиентка в ответ на мое предложение поискать себя через посещение тренингов и программ, наводнивших пространство аналитической психологии: «Мне надоел этот юнгианский фастфуд». До кучи, как говориться, дорогие мне коллеги вознамерились открыть очередную фабрику по изготовлению новых юнгианских тренингов, групп, кружков, вызвав у меня какое-то отторжение, больше похожее на то, что испытываешь на русских поминках, в которых ты обязан съесть все блюда в память об умершем. Я даже позлился на себя, а меня пожурили, что, мол, я боюсь женской креативности. Да и вообще, тема фастфуда как-то витала, казалось бы, в совершенно ином пространстве тематики «отцовства» на осенней конференции. Несомненным открытием конференции вместо инсайтов на тему ОТЦА, стали «мгновенные» техники архетипического исцеления на грани колдовства, которые оставили многих в каком-то недоумении и странном ощущении внутри, будто ты проглотил красиво украшенный и такой объемный «бургер кинг», что долго не мог позволить себе нормальную пищу.

Складывается впечатление, что для многих Карл Юнг и его наследие воспринимается не как опыт успешной и уникальной индивидуации, не как методы работы, оставленные отцом основателем, а как Великая Мать, которая заготовила столько психологического мяса, муки и ингредиентов, что позволит нам бесконечно выпекать юнгианские блины, и компоновать какие угодно бургеры на потребу и запросы алчущих исцеления, откровения и знаний. Разумеется, всем надо как-то жить: бургеры  изготовляются и продаются, помогая многим аналитикам выжить. Хочется денег и это понятно. Но я ставлю вопрос: не слишком ли много в современном юнгианском сообществе стало производиться психологического «фастфуда»? Не променяли ли мы свою собственную индивидуацию и диалог со своей Душой на скоротечное открытие и вывод на прибыль наших юнгианских «Бургер Кингов»? Я, вообще, молчу по поводу коллективных интересов, которые стоят перед нашим российским юнгианским сообществом, а именно создание полноценной, самодостаточной, национальной организации, которая не будет настолько зависеть о любого поветрия с запада, при котором нас сейчас шарахает из стороны в сторону. Сколько лет мы будем косяками бегать с выпученным глазами за каждым гуру или пророком с Запада, чтобы он, наконец, нас накормил и привел к идентичности?

Нас с вами окружает фастфуд. Наша жизнь постепенно превращается в какой-то перманентный фастфуд, фастлав, фастфак, фастинсайт, фастхилинг и т.д. (англ. fastfood, fastlove, fastfuck, fastinsight, fasthealing), втиснуться в который не в состоянии ни наша Душа, ни Божественное. Грустно смотреть, как наша российская юнгианская кухня постепенно превращается в «бургерианскую»: выглядит аппетитно и проглатывается. Вопрос только в том, переваривается ли она или откладывается внутри в виде «сердечного» или «умственного» жира?

Здесь будет полезно напомнить, чтобы вмещать и перерабатывать – нужно внутреннее пространство. Поиск своей Души и сохранение ее тайны, прохождение кризисов и переживание тотального одиночества, неисцеленные раны и духовный поиск, так каковой, - вот что первично, и что является истинной психологической пищей. И этой пищей нас может напитать только наша Душа. Другими словами установление канала с Самостью, открывает для нас 4D измерение, но для того, чтобы нас не разорвало на части, у нас должно быть достаточно 3D пространства. Такое ощущение, что поедая большие юнгианские бопперы, мы хотим искусственно расширить его, вывести из состояния плоскости чувств, плоских мыслей и примитивной обывательской жизни. Мне кажется, это не работает. Расширение внутреннего пространства, как и расширение сознания – тонкий и длительный процесс, требующий личного усердия и веры. Никаким фастфудом нельзя заменить длительный процесс личного анализа и установления контакта с Самостью. Сквозь тома знаний по аналитической психологии все труднее рассмотреть и осознать главное достижение жизни Карла Густава Юнга, то, что он смог реализовать мечту многих искателей и мистиков - стать истинным сыном Бога, который не только жил в двух мирах, являясь гражданином мира и Царства Небесного, но и сумевший оставить жизнеспособные намеки на истину, опираясь на которые, каждый сможет добиться, так сказать, своего собственного двойного гражданства.

Никакими бургер кингами мы не насытимся, никуда не продвинемся и ничего не найдем. Не дай Бог дожить до того времени, когда на очередной юнгианской конференции все будут спокойно воспринимать такие до боли знакомые слова: «Свободная касса»!

Андрей Можаров.

(Москва, 24-28 октября)

авторские статьи: http://mojarov.ru/articles/


Andrey Mozharov

Булимия и цивилизация. Андрей Можаров

Чувство голода — одно из первичных базовых переживаний, которое вводит всех нас в мир внешней реальности. Оно исходит изнутри, из сомы — это голос нашего тела. Однако насыщение возможно только из внешнего мира. Как любая базовая потребность, потребность в утолении голода властвует в течение всей человеческой жизни. Стремление к насыщению преобразуется во множество вторичных потребностей, опутывающих существование человека. Голод приносит с собой ощущение собственного тела, чувство реальности Я (эго), последнее как раз и формируется постепенно, когда возникающие потребности тела либо удовлетворяются, либо фрустрируются.

Первые месяцы жизни, когда младенец не имеет ясного представления о собственных границах: внутреннее и внешнее слито, мать, т.е. значимый взрослый, который может утолить чувство  голода, воспринимается как часть единого целого. Мать формирует базовое состояние тепла, слияния и принадлежности к чему-то непостижимому, великому, всемогущему. Процесс кормления грудью несет в себе удовлетворение сразу нескольких потребностей, являясь священным актом, открывающим путь к нормальному развитию способности к получению  удовольствия и удовлетворению желаний: в тепле, в комфорте, безопасности, хорошей эмоциональной связи. Важным является желание соединения с объектом несущим удовольствие, в том числе и сексуальное...

Ребенок начинает испытывать голод, чувство голода нарастает вместе с ощущением внутреннего дискомфорта, пустоты, оставленности — так возникает тревога. Ребенок начинает проявлять беспокойство,  затем начинает плакать, но матери нет. Нечто всемогущее, которое он воспринимает, как часть себя исчезло. Многие психологи считают, что в моменты оставленности  и брошенности ребенка посещает вселенский ужас, сравнимый разве что с ужасом, который может испытать человек, выброшенный в открытый космос в капсуле, туда, где нет никого, кроме пустоты, холода и смерти. Фрустрации, связанные с неудовлетворением или отсрочкой удовлетворения базовых потребностей ведет к формированию Эго. Некоторые специалисты считают, что неизбежность того, что мать не всегда может быть «хорошей» или «идеальной»,  приводит к запуску достаточно жестокого механизма рождения Я (эго). Именно «ужас» рождения самостоятельной единицы сознания делает его ценным и устойчивым, «цена», заплаченная за  рождение Эго, должна быть достаточно высокой, а «зарубка» в сознании столь  глубокой, что в последствие человеку становится не так легко расстаться с жизнью.

Рождение Эго открывает дорогу отделения ребенка от матери, которая, оставаясь все еще всемогущей, тем не менее, начинает восприниматься как отдельный объект, чей образ может становиться для ребенка также и угрожающим, если его базовые потребности не удовлетворяются. Мать превращается в «плохую» и «жестокую», а вместе с ней и весь мир,  - так открывается другая сторона нашего существования, приносящая с собой противоположности, противоречия и парадоксы. Итак, мать начинает представать в разных ипостасях: великая питающая сила и сила несущая голод и смерть. В истории своего развития человечество перенесло данное восприятие матери на Мать-Землю, на Мать-Природу, которая может кормить и оберегать,  а может и голодом уморить.

Дискомфорт, связанный с чувством голода, является первичным драйвом для развития – человеческое существо стремиться избавиться от него и прийти к состоянию насыщения, удовольствия, рая. Так начинается путь длиною в жизнь, когда мы отправляемся во внешний мир, чтобы обрести счастье.

Булимия – это не просто патологическое переедание, а не возможность насыщения, утоления голода, очень примитивный  способ прогнать тревогу, вызванную постоянным чувством  голода и дискомфорта. Причины булимии относятся к ранним нарушениям, связанным с неадекватной пищевой и эмоциональной заботой матери. При работе с булемиками открывается их бессознательная потребность в утверждении собственного существования и ценности себя: поедая столь много, буквально набивая себя едой до предела, они словно хотят почувствовать себя непустыми, реальными. Мы имеем дело с суррогатным патологическим способом эмоциональной насыщенности и достижения ощущения себя живым. Для них перефразирование известного высказывания «я поедаю – значит, я существую» - не пустые слова: они на самом деле начинают чувствовать себя живыми и минимально самоценными только при потреблении пищи. В остальное время они заполнены тревогой, онемением, чувством голода и пустоты. Чтобы избавиться от подобного дискомфорта, они начинают переедать, а переедают они всегда, потому что насыщение так и не наступает, либо наступает на очень короткое время.

  Насыщение, чувство сытости, внутреннего комфорта и наполненности – это чувство матери, т.е. ощущение «хорошей» матери внутри себя. Не случайно в психоанализе много написано о детских фантазиях «скушать» маму, чтобы больше никогда с ней расставаться и окончательно насытиться. Уют, тепло, сытость, безопасность и комфорт, ощущение тепла чужого тела рядом – это все относится к базовому чувство «хорошей» матери. В обыденной жизни это называется простым словом «счастье». В булимии происходит постоянный регресс к ранним младенческим переживаниям, буквально связанным с кормлением. Для булемиков килограммы съеденной или готовой к поеданию еды психологически и есть мать. Они живут в замкнутом круге «несчастья».

Любая психопатология не является чем-то инопланетным, эдакой заразой, которая неизвестно откуда берется: ее ростки есть в каждом из нас, пребывая в так называемой психотической части личности здорового человека. Например, когда мы чрезмерно волнуемся или переживаем, чувствуем тревогу, мы часто буквально заедаем  наше состояние, заполняя желудок немного большим количеством еды. Тело реагирует чувством насыщения, наступает дремота, и мы успокаиваемся. Совместные ритуальные трапезы, например, поминки, кроме традиции поминания и умиротворения усопшего, несут в себе и отличный психотерапевтический эффект -  люди буквально заедают совместное тяжелое состояние, сталкиваясь со смертью. (Вспомним хотя бы, какое количество блюд положено съесть на традиционных российских поминках).

Если попытаться выйти за рамки психопатологии, то можно посмотреть на булимию гораздо шире. Современное развитое общество опирается на аксиому постоянного и всевозрастающего потребления, которая на нынешнем этапе все больше напоминает булимию. Современная цивилизация страдает булимией. То, что мы ежедневно поглощаем, чтобы прогнать тревогу и пустоту, - это не только еда, заполняющая до отказа наши большие холодильники, но все, что бы безудержно потребляем. И мы смирились с тем, что нам никогда не будет достаточно, нам всегда мало. Не буду акцентировать внимание на очевидном: у человека на выходе – туалет, у цивилизации – загрязнение планеты. Складывается впечатление, что человечество, после того, как кто-то провозгласил смерть Бога, осталось наедине с внутренней пустотой и осознанием тотального космического одиночества. Цивилизация словно недокормленный младенец, который вырос, и, стремясь насытиться, уничтожает свою мать.

В своем футуристическом романе «Второй Эдем» известный английский писатель Бен Элтон пишет в короткой главе под названием «Умирая от потребления» (перевод А.В. Можарова):
«Земле собственно становилось только хуже. Как она вообще может выздороветь? Один единственный и неизменный критерий, по которому судят об успехе государств, связан исключительно с их «ростом». Каждый год великие нации из кожи лезут, заботясь о том, как  сильно они выросли (экономически). Как много они произвели, как много потребили. …Потребительская надежность фактически рассматривается как мера экономического могущества государства. (...) Потребление стало синонимом «роста», а «рост» - это всегда хорошо. А так как потребление – это всегда хорошо, любое потребление, везде и все время, то следуя подобной логике мировой экономики, смерть планеты станет зенитом человеческих достижений; если потребление это всегда хорошо, тогда поглощение целой планеты должно быть лучшим из всего возможного» ….

Если потребление возводится до уровня Бога, которому мы начинаем поклоняться, в единственную силу которого мы верим, то какую должно быть пустоту внутри многие из нас ощущают!? Мы порой страдаем от потребительской булимии, ища в продуктах цивилизации «хорошую» мать, снова и снова объедаясь, чтобы на короткое время соприкоснуться с «Эдемом», не задумываясь о том, что тем самым включаемся в смертельный для планеты круг. И сколько таких «перекушавших», не способных остановиться в своих потребительских порывах и как-то по-своему несчастных булемиков среди всевозрастающей цифры по-настоящему голодных людей!


(Индия, Гоа, декабрь 2010 г)

Статья на схожую тематику: http://mojarov.ru/articles/bulimiya/

Andrey Mozharov

Интеллектуальная булимия.

… Для ребенка первый способ познать вещь
состоит в том, чтобы отправить ее в рот…
(Луиджи Зойя «Созидание души»
).


Cogito, ergo sum. (Мыслю, следовательно, существую) Рене Декарт. Высшим способом существования по Декарту является мышление, мыслительная деятельность. Она, к слову сказать, требует постоянной подпитки в виде поступления новых знаний, их бесконечного роста. Философы с высоты своего интеллекта всегда стремились «накормить» ими весь мир. Как это все связано с булимией и булемиками, да и вообще, причем здесь еда и знания?


В своей замечательной книге «Созидание души» известный юнгианский аналитик Луиджи Зойя (далее Л.З.) всерьез пишет о проблеме ненасытного стремления к получению знаний: постоянный рост интеллекта стал своего рода инстинктом, который вырос всё из той же базовой потребности к насыщению. Он пишет:
«В младенце мы замечаем постоянную инстинктивную потребность в избыточном питании, связанную с потребностью роста: очевидно, что он ест не только для того, чтобы поддерживать уже достигнутое состояние, но поглощает, соответственно пропорциями, большее количество пищи по сравнению со взрослыми, потому что его тело должно вырасти… (…)
Знакомясь с окружающим миром, исследуя его и им манипулируя, ребенок также побуждаем избыточным любопытством, которое происходит из потребности роста…. Телесный рост преобразуется в рост знаний. Рост знаний трансформируется в бесконечное их накопление….
Голод к знаниям – это инстинкт, который приобрел форму булимии… Этот голод не знает чередования потребности и насыщения, потому что наш психический аппарат – это такой желудок, который может растягиваться практически бесконечно».


История знает немало прецедентов, когда вечно голодный мальчик становится великим философом или ученым, а его тотальная «недокормленность» превращается в безудержную жажду знаний. Сначала он грыз сухарики, а потом «гранит науки». В мифологии олицетворением человека любопытного и стремящегося к знаниям является Одиссей: оставив «хлебосольный край» и тихую жизнь с любимой женой, он отправился в долгое странствие, полное испытаний, открытий, завоеваний и добычи. Жена его изрядно постарела, пока он, наконец, «накушался» приключений и познаний. «Модель бесконечного накопительного роста постоянно переносится в нашу психологическую установку», — пишет Л.З. Обращаясь к реалиям сегодняшнего дня, мы можем увидеть, что интеллектуальная (информационная) булимия не такая уж абстракция.


Ежедневное потребление информации и знаний иногда дурно влияет на психическое состояние современного человека. Одно дело, если человек занят интеллектуальным трудом, тут как говориться, деваться некуда. Хотя по возможности подкармливать другие свои психические функции (ощущения, чувства и интуицию) не мешало бы для профилактики одностороннего восприятия жизни, а заодно, и сумасшествия.
Здесь важно посмотреть на проявлении интеллектуальной булимии с другой стороны. Например, человек, находится в подавленном состоянии, или состоянии усталости после рабочего дня, он проявляет беспокойство или тревогу, другими словами, он испытывает внутренний дискомфорт. Вместо того, чтобы побыть в тишине и покое, он врубает телек, радио не для того, чтобы получить информацию, а просто чтобы пространство заполнилось непрерывным бормотанием или звуками, речами и картинками, содержание которых часто просто не доходит до осознания, или наоборот, вваливаются в голову без всякой обработки. «Я какой-то нервный, пойду книгу почитаю или газету, или посижу в интернете». Краник открывается, и полезла информация: нужная, ненужная, доступная для осознания или нет, неважно, главное – мозг начинает потреблять. Мы это называем «отвлечься», но, по сути, это больше похоже на способ «заедания» внутренних проблем и конфликтов. Я даже выношу за рамки вопрос об интеллектуализации, как способе психологической защиты, так как здесь речь не о мыслительных конструктах, которые генерируется, чтобы избежать столкновения с невротической проблемой, а о почти «патологическом» потреблении информации, которое создает «помехи», чтобы убежать неосознанно от эмоциональных проблем, проблем в отношениях, внутренних конфликтов, экзистенциальных вопросов и решений, от внешней реальности и нерешенных жизненных задач.


Настоящая истина приходит на пустой желудок, и зачастую, когда разум не замутнен объемами информации, которые не возможно «переварить». Многие величайшие открытия рождались не разумом, а интуицией в виде прозрений и инсайтов. Для восточных мудрецов непременным условием достижения истинных знаний является способность останавливать поток своих мыслей, умение пребывать в состоянии внутренней тишины.


Отдельно, можно сказать особняком, стоит «элита», т.е. люди, страдающие шизофренией. Они, кстати, очень часто потребляют неимоверно огромное количество информации, который обычный человек не способен скушать. Однако на выходе, когда шизофреник начинает излагать свои крайне громоздкие мыслительные конструкты, это больше похоже на высокоинтеллектуальную чушь.


Нередко бывает, что у человека не складывается личная жизнь. Компенсации могут быть разные. Заполнение эмоциональной пустоты и отсутствие связи могут заменяться более «благородным» счастьем, т.е. деятельностью по освоению новых знаний, которая приносит успокоение, чувство наполненности и самоценности. Но если подобная компенсация гипертрофируется, то она начинает напоминать интеллектуальную булимию: происходит эмоциональное высыхание, возникает черствость и выхолощенность. И остановится невозможно, потому что остановка грозит выбросить на поверхность подавленную проблему и боль.


Повторяю, что я не имею в виду людей занимающихся интеллектуальным трудом или тех, кто познает, развивает мышление, охотится за информацией для последующего ее использования или просто потому, что получает удовольствие от узнавания чего-то нового. Я говорю, вслед за Л.З. скорее о тенденции безудержного потребления информации и знаний, которые не приносят человеку успокоения, цельности и личностного развития. Нельзя ставить знака равенства между интеллектуальным ростом и личностным ростом (т.е. индивидуацией.).


У нас у многих в голове такой бардак и каша, а со всех сторон выливается ушатами информация, которая очень часто похожа на «каку». Неудивительно, что в кабинетах аналитиков часто появляются высокоинтеллектуальные субъекты, основными запросами которых бывают (фигурально выражаясь): «помогите остановить мою мыслительную стиральную машину, в которой круглосуточно вращается ворох мыслей», «у меня такой бардак в голове, помогите разобраться и выбросить ненужный мыслительный хлам», или «я вот книжку одно прочитал, и так меня после нее «торкнуло», что мое крыша поехала, и я ели-ели ее держу», и наконец, «я просто хочу остановиться и побыть в тишине, но мне мешают собственные мысли, как надоедливые мухи». Человеку необходимо научиться прислушиваться к внутреннему голосу, признать ценность эмоционального мира, ценность своего жизненного опыта и бытия, чтобы он смог найти дорогу к осознанию своего предназначения и истинных целей. О переедании психологическими знаниями я уже писал в статье «Зачарованность психологией». Дело в том, что мысли – часто искажают реальность. Более того, в потоках информации много манипулирования сознанием, ложных представлений, чужих выводов и просто вранья. В случае если мы каждый день объедаемся подобной «кашей», неудивительно, что у нас возникают проблемы с головой. Поверьте, для достижения результатов очень часто приходится делать многочисленные «мозговые клизмы» или вызывать «отрыгивание» интеллектуального бреда. Если мозг – это своего рода желудок, то нечего в него пихать все подряд – нужна интеллектуальная диета и информационная гигиена.


Находясь в Индии, один местный житель был со мной довольно откровенен, хотя его откровение стало для меня не совсем приятным. Он сказал, что с интересом наблюдает за приезжающими в его страну туристами. Западный человек напоминает ему какую-то сумасшедшую диковинную обезьяну, которая страдает перманентным любопытством и вечно голодная. И ей, этой белой обезьяне, постоянно чего-то не хватает, ей всегда мало, она всегда суетится и боится, что у нее украдут ее жизнь, при этом она постоянно стремится урвать для себя какой-то кусок, зачастую чужой. Она кажется себе такой умной, полной знаний и уверенности в своей правоте, но при этом она часто совершает дурные и глупые поступки. Также у этой обезьяны больное сердце, потому что ему не хватает любви и внутреннего покоя.


P.S. Покидая Индию, страну, которую индусские боги сделали такой большой и щедрой, и где живут люди, которые может быть нам по-своему кажутся обезьянами, я думал о том, как должно быть многим из нас бывает неуютно и тревожно жить с нашей огромной, холодной, властной и подавляющей Матушкой Россией? Может быть, поэтому мы так часто страдаем булимиями различного вида.


Андрей Можаров.
(Москва, январь 2011 года)

Источник: http://mojarov.ru/

 

Andrey Mozharov

Интеллектуальная булимия.

… Для ребенка первый способ познать вещь
состоит в том, чтобы отправить ее в рот…
(Луиджи Зойя «Созидание души»).


 Cogito, ergo sum. (Мыслю, следовательно, существую) Рене Декарт. Высшим способом существования по Декарту является мышление, мыслительная деятельность. Она, к слову сказать, требует постоянной подпитки в виде поступления новых знаний, их бесконечного роста. Философы с высоты своего интеллекта всегда стремились «накормить» ими весь мир. Как это все связано с булимией и булемиками, да и вообще, причем здесь еда и знания?

В своей замечательной книге «Созидание души» известный юнгианский аналитик Луиджи Зойя  (далее Л.З.) всерьез пишет о проблеме ненасытного стремления к получению знаний: постоянный рост интеллекта стал своего рода инстинктом, который вырос всё из той же базовой потребности к насыщению. Он пишет:  
«В младенце мы замечаем постоянную инстинктивную потребность в избыточном питании, связанную с потребностью роста: очевидно, что он ест не только для того, чтобы поддерживать уже достигнутое состояние, но поглощает, соответственно пропорциями, большее количество пищи по сравнению со взрослыми, потому что его тело должно вырасти… (…)  
Знакомясь с окружающим миром, исследуя его и им манипулируя, ребенок также побуждаем избыточным любопытством, которое происходит из потребности роста…. Телесный рост преобразуется в рост знаний. Рост знаний трансформируется в бесконечное их накопление….
Голод к знаниям – это инстинкт, который приобрел форму булимии…  Этот голод не знает чередования потребности и насыщения, потому что наш психический аппарат – это такой желудок, который может растягиваться практически бесконечно».

История знает немало прецедентов, когда вечно голодный мальчик становится великим философом или ученым, а его тотальная «недокормленность» превращается в безудержную жажду знаний. Сначала он грыз сухарики, а потом «гранит науки».  В мифологии олицетворением человека любопытного и стремящегося к знаниям является Одиссей: оставив «хлебосольный край» и тихую жизнь с любимой женой, он отправился в долгое странствие, полное испытаний, открытий, завоеваний и добычи. Жена его изрядно постарела, пока он, наконец, «накушался» приключений и познаний. «Модель бесконечного накопительного роста постоянно переносится в нашу психологическую установку», - пишет Л.З.  Обращаясь к реалиям сегодняшнего дня, мы можем увидеть, что интеллектуальная (информационная) булимия не такая уж абстракция.

Ежедневное потребление информации и знаний иногда дурно влияет на психическое состояние современного человека. Одно дело, если человек занят интеллектуальным трудом, тут как говориться, деваться некуда. Хотя по возможности подкармливать другие свои психические  функции (ощущения, чувства и интуицию) не мешало бы для профилактики одностороннего восприятия жизни, а заодно, и сумасшествия.
Здесь важно посмотреть на проявлении интеллектуальной булимии с другой стороны. Например, человек, находится в подавленном состоянии, или состоянии усталости после рабочего дня, он проявляет беспокойство или тревогу, другими словами, он испытывает внутренний дискомфорт. Вместо того, чтобы побыть в тишине и покое, он врубает телек, радио не для того, чтобы получить информацию, а просто чтобы пространство заполнилось непрерывным бормотанием или звуками, речами и картинками, содержание которых часто просто не доходит до осознания, или наоборот, вваливаются в голову без всякой обработки. «Я какой-то нервный, пойду книгу почитаю или газету, или посижу в интернете». Краник открывается, и полезла информация: нужная, ненужная, доступная для осознания или нет, неважно, главное – мозг начинает потреблять. Мы это называем «отвлечься», но, по сути, это больше похоже на способ «заедания» внутренних проблем и конфликтов. Я даже выношу за рамки вопрос об интеллектуализации, как способе психологической защиты, так как здесь речь не о мыслительных конструктах, которые генерируется, чтобы избежать столкновения с невротической проблемой, а о почти «патологическом» потреблении информации, которое создает «помехи», чтобы убежать неосознанно от  эмоциональных проблем, проблем в отношениях, внутренних конфликтов, экзистенциальных вопросов и решений, от внешней реальности и нерешенных  жизненных задач.

Настоящая истина приходит на пустой желудок, и зачастую, когда разум не замутнен объемами информации, которые не возможно «переварить». Многие величайшие открытия рождались не разумом, а интуицией в виде прозрений и инсайтов. Для восточных мудрецов непременным условием достижения истинных знаний является  способность останавливать поток своих мыслей, умение пребывать в состоянии внутренней тишины.

 Отдельно, можно сказать особняком, стоит «элита», т.е. люди, страдающие шизофренией. Они, кстати, очень часто потребляют неимоверно огромное количество информации, который обычный человек не способен скушать. Однако на выходе, когда шизофреник начинает излагать свои крайне громоздкие мыслительные конструкты, это больше похоже на высокоинтеллектуальную чушь.  

Нередко бывает, что у человека не складывается личная жизнь. Компенсации могут быть разные. Заполнение эмоциональной пустоты и отсутствие связи  могут заменяться более «благородным» счастьем, т.е. деятельностью по освоению новых знаний, которая приносит успокоение, чувство наполненности и самоценности. Но если подобная компенсация гипертрофируется, то она начинает напоминать интеллектуальную булимию: происходит эмоциональное высыхание, возникает черствость и выхолощенность.  И остановится невозможно, потому что остановка грозит выбросить на поверхность подавленную проблему и боль. Повторяю, что я не имею в виду людей занимающихся интеллектуальным трудом или тех, кто познает, развивает мышление, охотится за информацией для последующего ее использования или просто потому, что получает удовольствие от узнавания чего-то нового. Я говорю, вслед за Л.З. скорее о тенденции безудержного потребления информации и знаний, которые не приносят человеку успокоения, цельности и личностного развития. Нельзя ставить знака равенства между интеллектуальным ростом и личностным ростом (т.е. индивидуацией).

У нас у многих в голове такой бардак и каша, а со всех сторон выливается ушатами информация, которая очень часто похожа на «каку». Неудивительно, что в кабинетах аналитиков часто появляются высокоинтеллектуальные субъекты, основными запросами которых  бывают (фигурально выражаясь): «помогите остановить мою мыслительную стиральную машину, в которой круглосуточно вращается ворох мыслей», «у меня такой бардак в голове,  помогите разобраться и выбросить ненужный мыслительный хлам», или «я вот книжку одно прочитал, и так меня после нее «торкнуло», что мое крыша поехала, и я ели-ели ее держу», и наконец, «я просто хочу остановиться и побыть в тишине, но мне мешают собственные мысли, как надоедливые мухи».  Человеку необходимо научиться прислушиваться к внутреннему голосу, признать ценность эмоционального мира, ценность своего жизненного опыта и бытия, чтобы он смог найти дорогу к осознанию своего предназначения и истинных целей. О переедании психологическими знаниями я уже писал в статье «Зачарованность психологией». Дело в том, что мысли – часто искажают реальность. Более того, в потоках информации много манипулирования сознанием, ложных представлений, чужих выводов и просто вранья. В случае если мы каждый день объедаемся подобной «кашей», неудивительно, что у нас возникают проблемы с головой. Поверьте, для достижения результатов очень часто приходится делать многочисленные «мозговые клизмы» или вызывать «отрыгивание» интеллектуального бреда. Если мозг – это своего рода желудок, то нечего в него пихать все подряд – нужна интеллектуальная диета и информационная гигиена.

Находясь в Индии, один местный житель был со мной довольно откровенен, хотя его откровение стало для меня не совсем приятным. Он сказал, что с интересом наблюдает за приезжающими в его страну туристами. Западный человек напоминает ему какую-то сумасшедшую диковинную обезьяну, которая страдает перманентным любопытством  и вечно голодная. И ей, этой белой обезьяне, постоянно чего-то не хватает, ей всегда мало, она всегда суетится и боится, что у нее украдут ее жизнь, при этом она постоянно стремится урвать для себя какой-то кусок, зачастую чужой. Она кажется себе такой умной, полной знаний и уверенности в своей правоте, но при этом она часто совершает дурные и глупые поступки. Также у этой обезьяны больное сердце, потому что ему не хватает любви и внутреннего покоя.


P.S. Покидая Индию, страну, которую индусские боги сделали такой большой и щедрой, и где живут люди, которые может быть нам по-своему кажутся обезьянами, я думал о том, как должно быть многим из нас бывает неуютно и тревожно жить с нашей огромной, холодной, властной и подавляющей Матушкой Россией? Может быть, поэтому мы так часто страдаем булимиями различного вида.

Андрей Можаров.
(Москва, январь 2011 года)