?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


В сердцах многих людей пустота и страх. Они приходят, когда мы начинаем верить, что любовь умерла или ее вовсе никогда не было. Словно она ушла из мира, когда Ницше высказал идею о том, что Бог умер. Но если мы принимаем слова Ницше, то значит можно предположить, что вслед за смертью Бога на арену выходят предшествующие боги древности: страха перед будущем (Фобос), ужаса перед неизбежной катастрофой (Деймос) и внутреннего мрака (Геката). Страх приходит, когда уму не за что зацепиться, когда мы теряем почву под ногами, теряем веру. Будущее, кажется, ускользает от нас, и мы погружаемся в неопределенность. Мы потеряли веру, которая тысячелетиями побеждала страх, потери, болезни, неизбежность и смерть.

Похоронив Бога и обесценив любовь, человечество отчаянно пытается в очередной раз не свалиться в декадентство и упадок, ищет опору, новую базисную точку, силу, наконец, которая способна отогнать страх и заполнить сердце. Но, похоже, пока сделать это не удается. Успехи в науке, прогресс, комфортная жизнь сами по себе – не способны дать эту опору. Антидепрессанты, наркотики, интернет, технически навороченная бытовая техника и т.д. не способны согреть душу человека по ночам, когда в отчаянии многие из нас смотрят в «небо», где больше уже нет Бога. Наука дает перспективу, возможность дальнейшего развития, но пока ее потуги зачастую ведут к таким побочным эффектам, при которых впереди проглядывается не светлое будущее, а скорее апокалипсис, когда экономический уклад и научные достижения ведут к вымиранию Планеты. Если нет Бога, то какой вообще смысл в божественном проекте под названием «Земля». Голос церкви на фоне научных достижений звучит все глуше и нелепее. В наши дни фраза: «Прогресс не остановить» больше слышится как: «Конец не остановить»

За последние сто лет, правда, все громче стал звучать голос особого направления человеческой мысли и деятельности, нечто такое, что каких-то 150 лет назад даже за науку не считали – голос психологии. Некоторые ее направления взяли на себя смелость пойти достаточно глубоко, чтобы попытаться ответить на отчаяние обезбоженного технократического мира нашей современной цивилизации.

Глубинная психология пытается вернуть к жизни высушенные родники духовного поиска и полноценного бытия, ключи к внутренним источникам силы и энергии, осторожно откусывая от богатейшего пирога духовных и культурных достижений прошлых поколений, пытаясь вкусить эту пищу вместе с современными приправами. В надежде, что у нас хватит способностей эту пищу переживать, переварить, а может быть и получить от нее положительный эффект. Несомненно, более одухотворенные поколения тех времен, когда Бог был все еще жив в сознании миллионов, оставили нам возможность соприкоснуться с тем, что кажется полностью уничтоженным и обесцененным современным развитым обществом. Так, Аналитическая психология погружается в мир древнего наследия человечества: алхимии, мифологии, религии, эзотерики, оккультизма, мистицизма, писания святых отцов, пытаясь разглядеть за всем этим, загадочные архетипы К.Г. Юнга, в надежде уловить смысл их развития и понять, что все-таки твориться с человеческой психикой наших дней, с человечеством в целом, с каждым из нас…

Однако следует признать, что проявления и течение невроза искажается в информационной и временной гонке нашего времени. Происходит рождение новых богов, которые становятся объектами поклонения и трепета. Они занимают наши мысли, и мы прикладываем усилия, чтобы заслужить их благосклонность. Если они отворачиваются от нас, мы начинаем чувствовать себя «нулями». И с этими богами в голове к нам начинают приходить клиенты, живущие в темпе нашей эпохи.

Мне кажется, что проблема аналитической психологии сегодня заключается в том, что мы капитально застряли в сказках и мифах, покрытых слоем пыли давно минувших эпох. Кто-то зарылся в алхимических трактатах и заблудился в дебрях оккультизма и мистического мышления, а кто-то не в состоянии выйти за рамки традиционных религиозных идей, более не способных удерживать рождение новой психики. Создается впечатление, что мы хватаемся за прошлое, потому что большинству из нас, сложно найти точку опору в будущем и открыться ему без шор, стереотипов и установок прошлого, какими бы правильными и проверенными они ни казались.

Если следовать логике самого Юнга, изложенной в книге «Эон», то эпоха Рыб, при которой проходило зарождение основных вероучений, морали, истин завершилась. То, что работало и проявлялось в предыдущий период – больше не действует, другими словами, истины прошлого – мертвы. Не ведем ли мы порой наших клиентов к мертвым и нежизнеспособным идеям, развитие которых ведет в никуда. Не превращается ли аналитическая психология в археологическую? Нам становится проще натягивать на уникальные, индивидуальные и зачастую совершенно новые психические процессы, застывшие клише мыслителей столетней давности. Не боимся ли мы себе признаться, что подходы и выводы мэтров, все чаще выглядят нелепыми и притянутыми за уши на фоне реальных проблем реальных людей нашей эпохи. Как будто мы пытаемся втирать крем от морщин в кожу мумии.

Справедливости ради, надо отметить, что залипание на прошлом и его нелепая сакрализация, происходит не только в аналитической психологии. Мне кажется, это общая тенденция цивилизации, которая сбилась с пути и существует в ожидании конца. Если в конце – только смерть, гибель, то в таком будущем не найти смысла. Прогуливаясь по остаткам римских терм (бань) в Ницце, которые были превращены в музей под открытым небом, я набрел на остатки древнего туалета. В гиде, это древнее отхожее место было отдельно выделено, и подчеркнуто. Многочисленные туристы, со всех концов мира включая меня, с важным видом осматривали место, которое для самих римлян было просто, я извиняюсь, сортиром. И таких огороженных сортиров по всем странам, на территории которых находилась Римская империя, — пруд пруди. И многие под стеклом и с подсветкой. Так современная цивилизация сохраняет культуру. Римляне там просто испражнялись, а Евросоюз тратит деньги для сохранения этих важных бытовых артефактов. Думается, не сакрализируем ли мы свои «психологические туалеты», не строим ли мы им памятники и не придаем ли слишком большого смысла? Может быть мы давно заперты в них с помощью ритуалов, ритуалов которые были для людей прошлого всего лишь обыденностью или жизненным экспериментом? Так знаменитую фразу Фрейда: «Я просто курю!» можно перефразировать: «Это — просто унитазы».


В наше дни стремление остановить время и вернуться назад превращается часто к архаической фиксации, к искусственному «торможению» психики. Будто мы пытаемся обнулить будущее, заставить работать психику согласно временам молодости Юнга, Фрейда или Марии Луизы фон Франц. Мы, с нашем странным языком и иудейской моралью, иногда надеваем на клиента шоры, в которых сами, не ведая того, существуем, не в силах оторвать взгляд от старых алхимических трактатов, толкований карт Таро или библейских мотивов. Мы сами зачастую не способны освободиться от мировоззрений людей, чья на сегодняшний момент уже мертвая истина была живой и молодой, как черепаха Тортилла – «триста лет тому назад». Мы забываем, что живем в эпоху, когда каждый в состоянии и обязан искать свою индивидуальную жизненную истину и веру, потому что старая вера и старые истины уже превратились в такую труху, что больше нет сил скрывать эту очевидность. Речь идет не только о поиске себя, так каковом, речь идет о спасении, об индивидуальном спасении среди Хаоса. Человек вынужден будет создавать мир собственной жизни и судьбы.


Юнг в свое время критиковал человечество за слишком сильное устремление в будущее, за игнорирование прошлого. Это было мудро в те времена, когда у цивилизации сорвало крышу от научно-технического прогресса. В какой-то степени, он пытался реабилитировать и вдохнуть жизнь в веру своего собственного отца. Но мы больше не можем опираться на прошлое, искать энергию, там, где она исчерпана. Кажется, что западная цивилизация переработала идею христианского бога, она его полностью поглотила. Может быть, это звучит дико, но это так. Бог больше не возрождается в умах людей, они больше не верят в Его и свое воскрешение и спасение. Мы больше не вкушаем его плоть и не пьем его кровь. Кажется, мы молчаливо согласились с Ницше, что «бог умер». Прошлое больше не дает энергии и не кормит духовно. Мы вынуждены жить сегодняшним днем, и нам придется искать опору в будущем. Русский Патриарх говорит, что «мы не боимся смерти, потому что мы знаем, что смерти нет». НЕТ, МЫ НЕ ЗНАЕМ! Все дело в том, что мы разучились верить в бессмертие души, а ключи от вечности потеряны. Человечеству заново и на иной основе придется постигать бессмертие. И это будет новая вера, и новое бессмертие, которое, возможно, каждый из нас должен выстрадать индивидуальным поиском, борьбой, опытом и любовью…


(Ницца, сентябрь 2011 г)

Другие статьи по психологосоциальной тематике:  http://mojarov.ru/articles/3/


Latest Month

December 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow