?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В «И Цзин», китайской «Книге перемен», говорится о постоянных изменениях, которые происходят внутри человека. Энергия Ян, энергия творческой маскулинности, постоянно  и упорно устремляет человека вперед, к цели, пока не становится слишком сильной, чтобы вызвать срыв – и тогда из глубины появляется восприимчивая женственность Инь и постепенно движет человеком, помогая ему дойти до вершины. Жизнь – это постоянное стремление обрести баланс этих двух сил. Чем более зрелым становится человек, тем больше он способен избегать крайностей связанных с каждым полюсом. Поэтому маятник не набирает слишком большую амплитуду, отклоняясь далеко вправо только для того, чтобы затем с не менее разрушительной силой отклониться влево, порождая бессмысленный цикл действий и соответствующих реакций, инфляций и депрессий.  Идентификация с тем или другим полюсом может привести к резкому отторжению к его противоположности. Это отношение абсолютно точное. Чем больше я становлюсь белой и пушистой на одном полюсе, тем более длинным и черным становится шлейф энергии, которая бессознательно констеллируется (собирается) у меня за спиной: чем больше я заставляю себя соответствовать своему совершенному образу, тем больше мне приснится переполненных унитазов.

Человек, отождествляющий себя со своим идеалом, становится похожим на влюбленного обожателя в стихотворении Свифта, который кричит:

Нечего удивляться тому, что я потерял Разум;
Ох! Каэлиа, Каэлиа, Каэлия какает!

Он не может примириться с тем, что его возлюбленная, такая белая и пушистая, способна запятнать себя проявлением своей человеческой природы – дефекацией и выделением экскрементов.
Будучи людьми, а не богами, мы должны стремиться идти по серой сплошной линии, совершающей свои волнообразные колебания влево и вправо относительно центра, находящегося между двумя противоположностями.
И только хорошо развитое (способное различать эмоции) ЭГО, как мужское, так и женское, может следовать курсу между водой и ветром. Позитивная маскулинная энергия ориентирована на цель и обладает целенаправленной силой, заставляющей двигаться по направлению к ней. Она себя организует, чтобы иметь большую часть своих выдающихся качеств – физических, интеллектуальных, духовных -  и привести их в гармонию. Она приходит к признанию собственной индивидуальности, и парадоксально, что при возрастании ее силы становится менее ригидной и более гибкой. Эта энергия не должна зависеть от прежних традиций. С возрастающим доверием она испытывает возбуждение от новых способов поведения и подчинением внутренним творческим силам. Ее проникающая сила оплодотворяет и высвобождает творческие возможности фемининности.

Фемининность – это бескрайний океан вечного Бытия. Она есть и будет. В ней обитают первобытные звери «с окровавленными клыками и когтями»; она содержит в себе будущие ростки жизни; она знает законы природы и неумолимо им следует; она живет в вечном Настоящем. У нее есть собственные ритмы, они медленнее и реже ритмов маскулинности, их движение происходит как бы по спирали, словно с некоторым возвращением назад, но их неизбежно влечет к свету. Она находит то, что для нее важно, и играет  с ним. Это у нее может плохо получаться, но она всегда настроена играть, потому что любит жизнь. Она любит, и если ее любовь проникнута позитивной маскулинностью, ее энергии высвобождаются, направляются прямо в жизнь вместе с постоянным потоком новой надежды, новой веры, новой размерности любви. Но эта духовная фемининнность так укоренилась в природных инстинктах , что независимо, что независимо от степени своей одухотворенности принимают сторону жизни. Этим она отличается от сверходухотворенной маскулинности (и в мужчинах, и в женщинах), которая стремится нас соблазнить и увлечь в мечту…

 Совершенство присуще богам,  а максимум, на что могут надеяться люди, - на завершенность и целостность. Мадонна – это явный образ совершенной фемининности, но реальная  женщина для достижения целостности и полноты должно принимать в себе внутреннюю шлюху. Именно при стремлении к совершенству, скрывая одни стороны своей личности и чрезмерно преувеличивая другие, мы превращаемся в невротиков.

Основным признаком стремления к совершенству является одержимость. Одержимость появляется, когда вся  психическая энергия, которая должна распределяться в разные части личности для их гармоничного взаимодействия, концентрируется в какой-то одной сфере, тогда как остальные части личности испытывают дефицит энергии. Одержимости всегда способствует полное оцепенение человека, когда он превращается из животного существа в некую окаменелость, в часть скульптуры и находится в плену и своего комплекса.  В страсти к совершенству скрыт источник зависимости от стремления к самоубийству. Зависимый человек воспроизводит не жизнь, а смерть. Женщина, испытывающая страсть к совершенству, почти всегда будет смотреть на себя как на произведение искусства и приходить в ужас от того, что такое чрезвычайно ценное творение можно погубить в один момент…. Погоня за совершенством  - это стремление выйти из потока жизни или, что еще хуже, никогда не входить в этот поток…

В наши дни мы наблюдаем устрашающую динамику нарушения связи между маскулинностью и фемининностью, когда «маскулинность теряет представление о собственной реальности, а фемининность, созданная для любви, подчиняется расчетливой, хладнокровной амбиции».

Волчье отношение к жизни выражается в том, чтобы каждый деть требовать от нее все больше, а всю ночь выть: я хочу, я хочу я хочу. Социальные ценности основываются на профессиональной этике и стандартах достижения совершенства, амбициях и целях, поощрение волчьих отношений в профессиональных джунглях, но общество ничего не может сделать, чтобы ночью накормить одинокого волка.  Некоторых толпа увлекают к употреблению наркотиков и алкоголя, неуемному сексу и обжорству. При этом, пытаясь как-то себя оправдать, они говорят: «Лучше напиться, чем сойти с ума, лучше пусть меня рвёт желчью, чем я сойду с ума, лучше быть толстой, чем сумасшедшей».  Но никто не напивается, не пресыщается сексом, не наедается и не испытывает тошноты, потому что никто ничего не осознает и нет никакого осознания своего тела. Инстинкты, которым сама природа дала уровень насыщения, больше не работают. Пустоту никогда нельзя наполнить…

Некоторые встречавшиеся мне люди отказывались сливаться с толпой, но все равно становились жертвами волчьего синдрома. Они поглощали алкоголь, не чувствуя его вкуса, пожирали еду, не пережевывая ее драили по ночам свои аккуратные и чистые коттеджи и выдавливали из себя последний кусок плоти, который еще каким-то чудом держался на их несчастных костях. (..) Их «Я» находилось во власти какого-то демона, который делал с ними что хотел. Этот демон целый день скрывался под маской респектабельности, а ночью раскрывал свою настоящую сущность. Он требовал совершенства – совершенной деятельности, совершенства мира, совершенной чистоты, совершенного тела, осанки, но они, будучи обыкновенными людьми, а не телезвёздами и не и не топ-моделями, испытывали ощущение  полного хаоса и абсолютной смерти. Демон уничтожал их, как мог, и потом, изничтоженные, они, наконец, засыпали.

Мы живем в эпоху технократии, которая «убеждена» в полном совершенстве компьютера. Люди стремятся быть похожими на богов, которым они поклоняются, но, к счастью, наша агония не позволяет нам стать совершенными роботами. Как бы упорно мы ни пытались искоренить природу, она все равно на нас воздействует через систему ценностей и болезненную цену своего разрушения. (…) У большинства из нас нет никакой модели жизни…

Грехи одного поколения передаются следующему; это обычная ситуация, и дети страдают ровно настолько, насколько их родители остаются бессознательными. Задача зрелого человека заключается именно в том, чтобы отличать инфантильные образы от реальных родителей, чтобы отделить все полезное из унаследованного ими от пагубного – и простить. Люди, страдающие навязчивым страхом перед неминуемой гибелью, просто боятся жить. Зачастую обладая повышенной интуицией, они не ощущают реальность здесь-и-теперь и не могут вступить с ней в контакт. Тогда заменой этой реальности для них становятся мечты о том, кем они могли бы стать или должны были стать в будущем. Эта брешь между мечтой и реальностью часто заполняется навязчивой одержимостью.

Одиночество – это ключевой компонент синдромов навязчивой одержимости. Люди, которые действительно страдают неврозом навязчивой одержимости, совершают свои ритуалы в одиночестве. Например, булимия… Сначала Совершенство было спроецировано на Бога. Когда Бог «умер». Эта проекция часто проецировалась на мужа. Сегодня ужасная истина заключается в том, что эта проекция переместилась с мужа на пирожное…

(Мэрион Вудман «Страсть к совершенству»)

ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ:
mojarov.ru/articles/bulimiya/



Latest Month

December 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow