Andrey Mozharov (andreymozharov) wrote,
Andrey Mozharov
andreymozharov

Комментарии к притче «Слёзы Охотника на Дракона».

dragon whiteВ конце декабря 2012 года поздней ночью я возвращался с приёма домой уставший и злой на себя. День выдался тяжёлым, меня мучали сомнения по поводу правильности моих подходов в работе с некоторыми клиентами, к тому же я был эмоционально истощен. Те из нас, кто ведет серьезную аналитическую практику, подтвердят, что бывают моменты, когда сам аналитик погружается в раздумья об эффективности своей работы, о своих ограничениях и ошибках, теряет веру в себя и в метод. Происходит погружение в профессиональное, так сказать, NIGREDO. Хочется послать себя и весь мир к чёртовой бабушке, включая свою «миссию» спасителя и целителя…
Дома я немного пришел в себя, включил послушать KITARO. Мне очень нравится эта восточная музыка в современной обработке. Сохраняя связь со своим состоянием, я приступил к активному воображению. Именно в нём я увидел Охотника на Дракона, который в отчаянии и бессилии плакал, сидя под деревом вечнозеленого леса. Эта встреча легла в основу создания притчи «Слёзы Охотника на Дракона». В течение года с помощью активного и художественного воображения шаг за шагом я продвигался по пути Охотника, делая записи. Развязка далась мне очень трудно, потому что герои уже начали вести свою самостоятельную жизнь, и сопротивлялись любым искусственным достройкам с моей стороны. Только в феврале 2014 года благодаря вдохновению от общения с конкретным лицом и благодаря моей Аниме я сумел завершить притчу.
После того, как притча была закончена, я решил сопроводить ее аналитической обработке, в результате которой и получились данные комментарии.

1.
Лет пять назад на экраны вышел крайне интересный продукт Голливуда – фильм «Беовульф», снятый по мотивам древнеанглийской легенды. Викинг Беовульф побеждает монстра Гренделя (который оказывается сыном местного Короля и женского демона Воды) и спасает королевство, становясь настоящим Героем своего времени. Мать Гренделя мстит за смерть своего сына и тогда Беовульф решает с ней покончить. Однако убив одного монстра, он, не ведая того, порождает нового, соблазненный демоном Воды. В конце ему придется в последней смертельной схватке сразиться с Золотым Драконом, который оказывается его сыном. Об этом фильме я вспомнил, когда в притче уже появились и Лейла и Люцеор. Тогда я стал задумываться о других мифологических сюжетах, связанных с борьбой Героя и Дракона, коих великое множество. Разумеется, в аналитической литературе достаточно материала по данной теме. Напомню, идея в том, что Герой – олицетворяет Эго, а Дракон бессознательное. Об этом пишут и Юнг, и Нойманн. Последний также уделает большое внимание новой этике и ее отношения к проблеме зла и Тени.

Охотник на Дракона в этом смысле тесно связан с такими мифологическими и религиозными персонажами, как Архангел Михаил, Святой Георгий, Геракл, Персей и т.д. Дракон – бессознательное, также олицетворяет материнский его аспект, а именно бесконечное порождение жизни и смерти. Стремясь уничтожить Дракона, Охотник имеет благородную и светлую цель, не совсем понимая, собственно, как устроена жизнь, и частью каких коллективных процессов он является. Появления данного персонажа в сознании аналитика, помогло разрешить внутреннее напряжение, связанное с чрезмерно идеализированным героическим подходом к работе. Образ Охотника помог мне символизировать необходимость самосовершенствования (расширения сознания), но с учетом моих ограничений и ограничений клиентов, которые необходимо связаны с получением реального опыта (охоты на Дракона – бессознательного). Разумеется, здесь речь не идет о том, что сюжет притчи складывался только из моего активного воображения. Тем зимним вечером бессознательное создало образ охотника и осветило основной конфликт, однако в последующем было включено художественное воображение, и охотник перестал быть личностной фигурой моего бессознательного, а стал приобретать независимые черты героя произведения. Герои литературных произведений начинают жить самостоятельной жизнью, становясь своего рода автономным творческим комплексом с одной стороны, а с другой, несомненно, могут иметь связь с коллективным бессознательным. Интенсивность этой связи во многом определяет универсальную заряженность произведения для читателей.

Если рассматривать Охотника, как мое героическое Эго, то я осознал, что мне довольно трудно от него избавиться, так что мне пришлось его вести витиеватым путем фактически к старости, а уж потом смерти. Смерть к нему пришла после важных этапов трансформаций, который он претерпел именно благодаря работе его бессознательного и помощи со стороны этого самого бессознательного (аватары Драконов и брак с Лейлой). У каждого этот вопрос решается по-разному, так Карл Густав Юнг вынужденно убил белокурого Зигфрида (образ его Героя). Охотник на Дракона совершенно неслучайно получился белокурым. Также я ранее упомянул здесь Беофульфа, который был светловолосым викингом. Образ русского Ивана скорее связан со светловолосым парнем.
Вопрос отношений Эго с архетипом Героя в психике мужчин важная тема в анализе. Мужчины часто ошибочно полагают, что убив собственного Зигфрида, они перестанут быть мужчинами по большей части, либо потеряют свою мужественность, по меньшей мере. На мой взгляд, героическая установка нужна нам в первой половине жизни для достижений поставленных целей, после Великого перехода во вторую часть жизненного пути, нам приходится задумываться о том, что с этой установкой делать. Герой не может смириться с поражением, которое может возникнуть в лице взрослеющего сына, слабого здоровья, трудностей с потенцией, стареющей жены или вместе с осознанием невозможности и несбыточности детско-юношеских мечтаний. Отпустить – равносильно смерти. Как этот вопрос решает Охотник можно понять из притчи.

Архетипически, охота, которая никак не удается Герою - это до боли известная идея о том, как избавить мир от Зла, путем его прямого искоренения, игнорируя его природу, и не беря во внимание причины его возникновения. С другой стороны, если рассматривать связку Я и бессознательное, то охота символизирует борьбу этих полярностей в психике человека, их неизбежное взаимодействие.


2.
Охотник на Дракона имеет три уровня анализа: архетипический, личностный (часть моего личностного бессознательного) и художественный. Последний интересует нас, поскольку герой притчи ведет себя порой как самостоятельная фигура, отличная как от архетипического уровня бессознательного, так и от личностного. Об архетипическом уровне я уже начал говорить выше. Как можно проанализировать Охотника, как художественный образ?
Охотник на Дракона (как художественный образ, который стал развиваться из образа моего активного воображения), устав от своей чрезмерно односторонней установки и от борьбы с грозным врагом пребывал в депрессивной позиции, я бы сказал во власти своей Анимы. За мужскими слезами отчаяния появляется женская часть души любого мужчины. Из-за своего слепого стремления к победе любой ценой, пусть даже ради добрых целей, Охотник никак не мог посмотреть себе под ноги и увидеть желтые цветы. Цветы неслучайно здесь желтого цвета (намек на нарциссизм героя). Итак, он преследует Дракона, отчаивается, плачет, вырастают цветы, они его усыпляют, он засыпает, разумеется, при этом каждый раз отставая от цели, и все начинается снова. Своеобразный «бег по кругу» - состояние эго, когда личностное развитие останавливается, и сознание не в состоянии выйти на более высокий или глубокий уровень. Правда, иногда некие разумные вопросы появляются в его голове, но цель – все затмевает. Нарциссическая установка (я бы его назвал эгоический уроборос) не позволяет личности выйти из круга искаженных представлений о себе и о реальности (грандиозность), а также выйти из-под власти идеи-фикс (грандиозная идея). Грандиозное эго смотрит в дали дальние и/или его поле контакта с реальностью крайне заужено. Охотник зациклен на себе, он плохо тестирует внутреннюю и внешнюю реальности, имея и любя прекрасный образ своего героического Я в контексте своей Великой Миссии. Также можно подумать об обсессивно-компульсивных проявлениях нарциссического эго Охотника.

Постижение природы бессознательного способствует развитию эго через освоения четырех психических функций: сенсорную, мыслительную, интуитивную и чувствующую. Как могли догадаться осведомленные читатели – каждый Дракон символизирует одну из функций, а переход из одной функции в другую происходит по окружности. Начинается все с Черного Земного Дракона (ощущений) и заканчивается освоением опыта с Сине-Зеленым Водным Драконом (чувства). Охотнику, как символу эго предстоит освоить все эти четыре функции на пути собственной индивидуации.

Для простоты восприятия приведу соответствия четырех стихий и психических функций так, как они будут показаны в сюжете.

Черный Земной Дракон – стихия Земля – Ощущения – Телец (Дева, Козерог)- Твердое - Змея- Пентакли-Nigredo- Coagulation
Белый Воздушный Дракон – стихия Воздух - Мышление - Близнецы (Весы, Водолей)- Газообразное – Птица – Мечи-Citrinas- Sublimation
Огненно-Красный Дракон – стихия Огонь – Интуиция/Чувство – Овен, Лев (Стрелец) – Плазменное – Феникс - Жезлы– Rubedo– Calcination
Сине-Зеленый Водный Дракон – стихия Вода – Чувство/Интуиция – Рак (Скорпион, Рыбы) – Жидкое – Рыба – Чаши – Albeido – Solution

Что касается не художественного, а личностного уровня Охотника, то здесь, хочешь ни хочешь, придется познакомить читателей с моей психикой. Собственно, изначально я чувствующий экстраверт: чтобы что-то освоить, мне нужно это полюбить (точнее сказать, мне нужно испытывать к этому интерес, т.е. это должно мне нравиться). В любом случае, здесь имеет место отношения с внешними объектами через чувствующую функцию, что определяет экстравертированное чувство. Если задача стояла быть отличником в школе, то мне пришлось полюбить все предметы. Ошибочно думать, господа, что комбинация функций дается нам раз и навсегда: основной тренд остается, но по сути индивидуация и развитие, расширение сознания происходит, в том числе, за счет освоения недостаточно развитых функций. Будучи мальчиком экстравертным и чувствующим, я все очень хорошо чувствовал, и вызывал часто положительные чувства. Самым обычным моим состоянием было чувствование, вчувствование, и переживание окружающего мира через чувства и по средствам чувств. Но отношения с внешними объектами занимали центральное положение в моем мироощущении и реакциях на окружающих. Несмотря на мои нарциссические защиты, я долгое время оставался ранимым мальчиком. Но моим оружием при этом был интеллект, который, правда, на долгое время был поставлен на исключительное обслуживание моих чувств.

Чувство, скажу прямо, не очень хорошая ведущая функция для мальчика. Слава богу, она было экстравертной. Иначе, как мне кажется, при варианте интровертного чувства – я оставался бы крайне меланхоличным, погруженным в себя, замкнутым и крайне нелогичным. В то время, как в жизни я был гипертимным, активным, успевающим и в учебе, и в спорте, и в художественной самодеятельности. Спасибо, как говорится, маме и папе. Напомню неосведомленным читателям, что традиционно ведущая чувствующая функции соотносится с женщинами. Думаю, что это стереотипы. В настоящее время из-за смешанности ролей мужчин и женщин, а также стирания традиционной поляризации мать-отец, феминность и маскулинность, чувствующая функция все чаще встречается у современных мужчин.

В школе я не учил предметы - я их любил и учил, или учил, любя. В этом был секрет моих пятёрок. Я любил геометрию, математику, химию, биологию, и даже физику. Больше всего, у меня пользовались успехами математика и химия до тех, пока я их любил. Химия – это вообще, отдельный разговор: опыты с реагентами дома часто заканчивались конфузами. Когда моя учительница по математике, Вера Александровна Макеева, ныне покойная, жизнь положила, вкладывая в самого сильного ученика в школе математические знания, узнала что, я иду на факультет Иностранных Языков, ей подурнело. Моей настоящей любовью стала – психология, а точнее аналитическая психология, потому что в ней я нашел все, что может удовлетворить мою чувствующую функцию. Напомню, также, что любая психотерапия невозможна без любви, или, по крайней мере, затруднительна. Собственно, чувствующий тип может развивать свою подчиненную функцию, т.е. мышление, поэтому с годами чувства теряли свое доминирующее положение, уступая интровертному мышлению.

Итак, что же произошло тем зимним вечером. Я, перегруженный своей героической аналитической установкой и аналитическим мышлением, в ходе активного воображения столкнулся с живой фигурой моей психики – охотником, который был охвачен чувством отчаяния и слезами (что со мной в настоящее время случается редко). В детстве и юности я часто удалялся в лес, где легко позволял себе поплакать. Таким образом, охотник на Дракона, который сидит под деревом и отчаянно плачет – это моя внутренняя фигура, которая оказалась для меня настолько эмоционально заряженный, что не отпускала меня до тех пор, пока я не поставил последнюю точку в притчи.
Охотник превратился в художественный персонаж, который, с одной стороны сохранял связь с моей бессознательной фигурой, а с другой приобрел черты абсолютно отличной от меня личности: отличной и от моего эго, и от моего бессознательного. Более того, во многих других героях символически воплотились мои субличности и жизненные сюжеты, которых я не могу здесь разбирать в виду их актуальности. Так, например, Черный Дракон, рассуждая о нерасторопности охотника, буквально думает в манере моей внутренней речи. Самой заряженной для меня темой притчи является тема отношения отца и сына.

3. Черный Дракон

Охотник (эго) осваивает ощущения через охоту на Земного Дракона, символизирующего эту психическую функцию. По гороскопу я Козерог.

Черный Земной Дракон – стихия Земля – Ощущения – Телец (Дева, Козерог)- Твердое - Змея- Пентакли-Nigredo- Coagulation

Земной Дракон – черный, т.к. черный включает в себя все цвета. Этот дракон змеевидный, т.к. Змея – символ стихии земля. Ползая по земле в окружении зелени и цветов, этот Дракон воплощает в себе тактильность (осязание) и обоняние. Охотник также знает, что у него острый слух и зрение. Используя запах усыпляющих цветов, Охотник побеждает Дракона его же оружием, т.е. через сенсорную функцию. То, что Дракон сам посылает Охотнику помощь, в виде своего аватара – черной лисицы, содержит намек, что наше бессознательное может помогать эго. Оно (Дракон) знает правила игры, но нарушает их. В этом проявляется Самость – сила, принуждающая нашего эго к целостности и развитию.

С другой стороны, Дракон (Самость) нуждается в Охотнике (эго), потому что через него Самость может воплотиться во внешнем мире. Самость – как символ целостности несет в себе четверицу (одно из проявлений которой являются четыре психические функции). Можно рассматривать эго и Самость, как принципы (причины), вызывающие изменения друг в друге. В охоте за сенсорной функцией Охотник находится в начале своего пути, движимый своей целью, но имеющий мало навыков соотнесения этой цели с реальностью. Он остается в определенном смысле гораздо более бессознательным, чем в конце пути, потому что абсолютно не видит ни картины в целом, ни то, что происходит у него перед носом.

Если эго «тормозит» в своем развитии, очень часто в игру вступает бессознательное: посылая сигналы во снах, в виде немотивированной тревоги, в виде психосоматики, ну а потом, сигнал может прийти в виде крутого поворота в судьбе. Последнее означает, что Самость, «испробовав» все средства решила «настучать эго по голове». В наше рациональное время проблема подчиненной функции (чувства) - очень актуальна. Мы живем в бесчувственное время, в эпоху алекситимии цивилизации.

Пентакли системы Таро естественно связаны с землей. Энергия денег – очень плотная, материальная, но в прошлом и нашем столетиях с этой энергией происходят колоссальные изменения, именно Черный Дракон переходит в Белого Воздушного, который символизирует интеллект. Современные деньги становятся неотвратимо далеки о материи – реального природного золота. В наши дни огромные состояния делаются с помощью воздушных финансовых инструментов, буквально из воздуха. Эра высоких технологий делает деньги виртуальными, а способы их зарабатывания все дальше оторванными от земли (драгоценных металлов и реального производства). Деньги все меньше добываются в земле, они «куются в коммерческих битвах с помощью воздушных (интеллектуальных) мечей». Примеры тому колоссальные успехи корпораций высоких технологий и интернета. Мечи (символ Воздуха, интеллекта) больше похожи на «острое слово» в словестных баталиях» или на мечи Джедаев.

Об аватарах Дракона. Аватара – слово, означающее форму воплощения индийского бога (например, Вишну и его аватара Кришну). В настоящее время мы пользуемся словом аватар, для презентации части нашей индивидуальности в интернете. В бессознательном мы имеем архетипы, которые по своей природе абсолютно неоднородные, а потому трудно определяемые. Кроме того, они могут быть объединены в бессознательные пары противоположностей: Пуэр-Сенекс (вечное дитя – мудрый старец), Анима-Анимус (женская часть души–мужская часть души), Крылатый Юноша – Пуэлла (вечная девушка), Rex-Regina (король и королева), Бог-Дьявол, Бог-отец – Богиня-мать, Добрая фея – Ведьма, и т.д. Если мы посмотрим, например, на икону или картину с известным мотивом Святой Георгий и Дракон или Архангел Михаил и Демон, то можем увидеть борьбу Героя (принцип эго) с Ужасной Матерью (бездна бессознательного хаоса) или борьбу эго с Тенью (alter ego). Так вот аватар в притче можно рассматривать, как отколовшуюся часть Дракона, стремящуюся к изменениям, т.е. переходу в другую форму, а также женский аспект Дракона, ну если хотите его Аниму.

Фактически, черная лисица, голубка, феникс и Лейла – это формы (аватары) Дракона, которые могут безопасно войти в контакт с Охотником. В чем тут дело? А дело в том, что встреча с Архетипическим образом или фигурой часто носит нуминозный характер, и может с трудом переносится и восприниматься ограниченным эго, поэтому Самость генерирует такие формы, с которыми эго может безопасно входить в контакт. Этот сюжет красной нитью проходит через историю отношений человека и Бога. Встреча с живым Богом может стать для человека смертельным или разрушающим переживанием, поэтому для лучшего и безопасного контакт Бог является в виде аватара, пророка, ангела. В христианстве, чтобы стать ближе и понятнее человеку на земле воплощается Иисус. Хотя Христос и не является аватаром, а он есть сам Бог, но с точки зрения психики, аналогия здесь имеется.

Совершенно не в правилах бессознательной фигуры прямо появляться на пороге сознания. Такое появление человек может не переварить. Появление безопасной черной лисицы – трикстерская уловка Дракона, чтобы сохранить видимость игры. При этом очень важно подчеркнуть, что у Охотника остается свободный выбор, в том смысле, что пока он сам не изменится, т.е. не уловит то, что творится у него под ногами, Дракон может хоть сто раз посылать ему черную лисицу, но толка от этого не будет. Если мы будем держать в голове, что вся охота – это единая игра эго и бессознательного, то слёзы Охотника (проявление его Анимы), цветы (как символ его Анимы, его чувств и одновременно тайное оружие против Дракона), а также черная лисица – все это воплощение Анимического принципа, так сказать, принципа посредника между Эго и Самостью.

Доступ к Самости, согласно Юнгу, открывается только через осознания своей Души, т.е. Анимы\Анимуса. В этом смысле подлинное соприкосновение со своей Анимой Охотнику предстоит пережить значительно позже в браке с Лейлой. Как правило, в анализе доступ к Аниме затруднен без осознания своей Тени. В этом смысле черная лисица представляет собой также и личностную тень Героя (темный помощник), а Дракон – коллективную. Осознание тени перевертывает с ног на ногу такие темы как добро и зло, насильник и жертва, преследующий и преследуемый. Непонятно кто кого преследует: Охотник Дракона или Дракон Охотника! Мучительное осознание правды придет к Охотнику значительно позже, но уже сейчас, когда он сидит под деревом, одинокий и отчаявшийся, его голову наполняют сомнения. Когда мы начинаем сомневаться – в нас шевелится Душа, через сомнения в однозначности мира и мыслей прорывается тихий голос Самости.

Разрешите представить действующих лиц первой главы притчи:

1) Архетипический Охотник – архетип Эго, Героя, сознание
2) Личностный охотник – бессознательная фигура, противоположная эго аналитика, воплощение чувствующей функции в противовес аналитическому эго, выполняет компенсаторную роль.
3) Охотник, как художественный персонаж – личность с сильным нарциссическим радикалом и слабой связью с бессознательным, обсессивно-компульсивный
4) Дракон – бессознательное, коллективная Тень, Самость, бог
5) Черный Дракон – функция ощущения, приземленная и материальная сущность, плотная и медленная.
6) Черная Лисица – аватар, посредник, Анима, трикстер

(продолжение следует).

Москва.

(февраль – март 2014)
Tags: nigredo, Анимический принцип, Архангел Михаил, Беовульф, Геракл, Герой и Дракон, Грендель, Зигфрид, Персей, Пуэр-Сенекс, Святой Георгий, Черный Дракон, Эгоический уроборос, аватар, аватара, активное воображение, алекситимия цивилизации, анима, белокурый герой, бессознательное, ведущая функция, героическое эго, грандиозная идея, грандиозность, идея-фикс, интроверсия, интуиция, инфляция эго, мыслительная функция, мышление, нарциссического эго, низшая функция, новая этика, ось эго-самость, охотник на дракона, ощущения, процесс индивидуации, расширение сознания, сенсорная функция, стихия вода, стихия воздуха, стихия земля, стихия огонь, тень. художественное воображение, четверица, четыре психические функции, чувства чувствующая функция, экстраверсивное чувство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments