Andrey Mozharov (andreymozharov) wrote,
Andrey Mozharov
andreymozharov

Желаю стать ангелом. (Заметка о случае по проблеме нарушения пищевого поведения).

Пожалуй, N. и впрямь уже стала ангелом, когда оказалась у меня на приеме, только падшим. В ее последующих воспоминаниях об ее ангельском служении неизвестному богу, она становилась чистым перышком, который нес куда-то ветер жизни. Холодным зимним утром она чуть не умерла по дороге в свой офис от нехватки сил и холода, которые не могли больше компенсировать ни ее дорогая шубка, ни поддерживающая доза амфетамина. В ее пустом желудке будто поселился неведомый дух, требующей от нее безусловного поклонения и не допускающий жизнь внутрь. Подчиняясь ему, она ненавидела себя и свое отражение в зеркале, вызывала свою периодическую, ставшей ритуальной рвоту, рисовала бесконечные схемы «правильного» питания и высчитывала калории. Но как бы N. не старалась, она так и не могла увидеть в своем отказе от еды и секса хотя бы каплю ангельского. Каждый раз из зеркала на нее смотрело параноидное существо по внешнему облику похожее на когда-то красивую девушку, истерзанную и изуродованную жестоким лагерным режимом времен фашистской Германии.

Но тогда в тот зимний день она испугалась своей смерти, поэтому решила превратиться из неудавшейся анорексичной девушки в красивую стройную девушку с одним «но»: она продолжала себя считать «жирной уродливой коровой, задыхающейся от тяжести собственных жиров и другой внутренней грязи человеческого тела». Она переместилась в стадию булимии, сохранив при этом стройное тело, но ведущая ежедневную изнурительную борьбу с обжорством, с «демонами», неистово желая «похудеть».

Это очень грустная история про жизнь и смерть, про женственность и страхи маленькой девочки, про ненависть к себе и любовь к идеалу. Порой она испытывала такое сильное чувство ничтожества, доходящего до личностной аннигиляции, что самым желанным для нее становилось «исчезновение»: она желала бы «перестать быть». И речь не шла о самоубийстве, потому что смерть ее пугала. N. хотела бы стать ангелом, бестелесным существом без необходимости потреблять и выделять. Будь ее воля, она бы наглухо запечатала все естественные отверстия человеческого организма. Психологически именно это с ней происходило. Она стремилась к «идеальной форме существования»: без тела, без запаха, без пола. Для осуществления ее безумного желания ей нужно было устранить ни много, ни мало как саму жизнь. Она с отвращением говорила о своей груди и вспоминала свой ранний подростковый возраст, когда она была плоской. «Закованная в свои инфантильные потребности, она не в состоянии познать другого человека. Она не может совершить переход от детства к женственности». (М. Вудман)

Кое-что N добилась, она сказала свое веское слово матушке-природе. Зачем ей природные циклы, когда она живет по своему, ей одной ведомому расписанию!? Месячных нет – это как-то приблизило ее к ангелам. Она ежедневно боролась с нормальным процессом жизни с помощью изнурительных диет, физических нагрузок, постоянной искусственной рвоты и клизмами. Постепенно N стала плохо соображать, поэтому она выбрала себе работу, в которой нужно было только исполнять, да и она стала даваться ей с трудом. Должны ли ангелы думать и ходить на работу?
Я не буду пересказывать семейную историю моей клиентки. Скажу только, что все ее детство прошло в топке непрекращающейся войны между ее родителями, где она пропустила через себя столько дерьма, злобы и ненависти, что трудно было поверить, как она вообще, выжила. Но она выжила, и это сделало ее сильным и волевым человеком, способным к выживанию. Правда, она не видела, что вся ее энергия и сила была направлена на медленное самоубийство, которое скрывалось под личиной стремления к идеалу. Но до того как она обрела смысл жизни, приведший ее к почти полному краху, она подростком ушла из дома, чтобы вкусить ее сполна. Только вот вовне могло проецироваться то, что с таким усердием накачивали ее родители, поэтому она погрузилась в мир криминала, беспорядочной половой жизни, наркотики и тусу. Это были годы, когда она пыталась забыть себя, свое состояние брошенности в детстве, пыталась растворить свои воспоминания, и самой раствориться в наркотиках, в групповом сексе и праздности. На каком-то этапе она поняла, что это не помогает. Она все еще жива, и тревога и пустота никуда не уходят.

Тогда N решила переместиться на другой полюс: получила образование, уехала из своего умирающего провинциального городка, нашла хорошую работу, стала самостоятельной, перестала клубиться и наркотизироваться. Она пыталась вступить в серьезные отношения, но после своих юношеских эскапад оказалась абсолютно неспособной к нормальному общению с парнями. Тревога и пустота не отступали. N. была помешана на своей внешности: она действительно по природе - стройная симпатичная девушка с отличной фигурой и очень красивыми голубыми глазами. Но время шло, и ее стал волновать медленный процесс ухода молодости. И хотя ей было до этого далеко, она стала все больше заботиться о том, чтобы нигде не появилось ни жириночки. Так она вышла на форумы других ангелов, и что-то ее заворожило в ее так сказать сестрах. Казалось, она нащупала свой «духовный» путь.

В начале нашей работы я наблюдал за ее инфантильно-подростковой персоной, которая была чрезмерно гипертрофированной. Весь ее внешний вид, манера речи, жесты воспринимались как некая театральная роль, в которой молодая 29 летняя женщина играет подростка. Но постепенно из-под этой инфантильной маски стали проступать грани глубоко страдающей личности, которая совершенно не осознавала себя и была оторвана от собственных чувств. Инфантильная Персона помогала ей выживать во внешнем мире и мире внутреннем, большая часть которого занимала ее неосознанная Тень. В этой Тени, как в амальгаме были растворены вытесненные негативные детские переживания, негативные интроекты родителей, а также паттерн их убийственной связи. Как сказал мой супервизор: «из девочки сделали туалет, в которой смывались все семейные помои и фекалии, а кастрирующая мать стала непросто «плохой» грудью, а грудью-туалетом». В своем желании стать чистым и непорочном ангелом N. хотела очиститься от внутренней грязи. Но способ, который она выбрала, вел к уничтожению ее тела, а ее Тень только росла.

Без осознания собственных теневых сторон и их ассимиляции все ее телесные очищения и посты были бессмысленны. М. Вудман пишет: «Осознание не всегда разрешает проблему, но оно хотя бы может сделать страдание осмысленным». Так вот, N находилась в точке, где ее страдание не признавалось вообще. Весь ее запрос сводился к тому, чтобы я помог ей перестать «зажирать». То, что она назвала своим врагом, была естественная потребность организма в питании. «Еда или отказ от нее становится козлом отпущения при любой эмоции и формирует ядро, вокруг которого вращается личность». (М. Вудман) Поэтому в работе с такими пациентами необходимо прикладывать усилия для осознания ими причин, почему все их эмоции и чувства вертятся вокруг еды и веса. Но это бывает невероятно трудно сделать, потому что ваши слова будут каждый раз проходить через мощный фильтр недоверия и отрицания, защищающий комплекс. В заключении, я хотел привести снова слова М. Вудман: «Стремление к худобе превратилось в манию, сводящую невроз к проблеме еды, однако эта проблема имеет глубокие болезненные корни. Тысячи анорексичных девушек, изнуряющих себя голодом и доводящих себя до изнеможения физическими нагрузками, отвергают традиционную женскую роль, предпочитая регрессировать в детство».


Андрей Можаров.
Москва, май-июнь 2013 г.
(цитаты из книги Марион Вудман "Сова была раньше дочкой пекаря")
Tags: булимия, грудь-туалет, нервная анорексия, отвержение женственности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments