?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



4.
N вспоминает. «Когда я шла на первую встречу с вами, у меня была огромная тяжесть на плечах. Как если бы все они (мужчины, дочь, мать, умерший отец) сидели на мне, после встречи это полностью пропало. Я почувствовала легкость. Я вдруг вспомнила, что 3 дня ничего не ела, и тут я наелась первый раз за долгое время». N сделала несколько рисунков. Первый рисунок «Мои чувства». Хаос, начала с темных линий, потом добавила синих. Говорит, что рисунок отражает хаос мыслей в ее голове.
Второй рисунок «Мама». Слабый, штриховой. Пуповина, которая их связывает очень крепка, она хотела бы ее разорвать (внутренний запрос на сепарацию). Тревога, потеря сил.
Вновь возвращается к матери.
— Я испытываю дикую жалость к матери… Я рада, что с дочерью мы дружим.
N сообщает, что решила дать разрешение встретиться своей дочери с ее отцом. Общаться им, она запретила много лет назад. Это важный момент, потому что «у нее есть план, план изменить его, сделать из него мужчину, таким как был ее отец». Она считает, что реализовалась как мать, и поэтому может с превосходством смотреть на бывшего мужа. Она хочет либо сблизиться с ним, при условии, что он измениться, либо она может, если захочет при этом сближении, снова его оттолкнуть, отомстить за все. Здесь явное нарцисстическое расширение. Она сама его прогнала, когда умер отец, а теперь ему же хочет отомстить, что он ушел. «Она хочет, чтобы между ними установилось доверие» [Хочет доверия, а желает отомстить. Амбивалентность, сплит. Нарциссы часто ожидают о людей то, что сами не в состоянии дать. Они выдвигают требования, чтобы все жили по их правилам, подчинялись законам их собственной эгоистической логики. Но каждый раз, когда их желания наталкиваются на сопротивление объекта, они готовы его убрать или уничтожить.]
После смерти отца, она сообщает мужу, что она ему всегда изменяла. [Итак, в критический момент жизни, она больше не может держать маску хорошей дочери, и начинает отыгрывать сценарий собственных родителей.]
А: — Вы сделали это, надеясь, что с ним ничего не случиться, он устоит, не уйдет как Ваш отец, когда Вы ему об этом сказали?
Она соглашается.
В период после смерти отца N хочет все крушить, всех обвинять, разрушать. Нужна месть, жертвы, потому что смерть «Короля» невыносима. Второй муж по поведению всегда ей напоминал ее мать. Она понимает, что так до конца и не пережила развод с мужем, так и не сепарировалась от отца. Клиентку мучает бессознательное желание смерти мужа и матери, нужны жертвоприношения, «они живут, когда отца нет».
N говорит, что если бы она разрешила общаться мужу с дочерью, то та многое бы ему рассказывала, поэтому она их развела и не разрешила встречаться. Точно также как Отец был против общения ее с матерью. Клиентка чувствует вину перед мужем, и эта вина приносит с собой боль правды о себе. Она считает, что ее отношения с мужем похожи на садо-мазо (несколько раз повторяет это слово в течение сессии). Их отношения взаимного манипулирования. Она видит больше манипуляций со стороны мужа, ей кажется, что она желала и делает, что он хочет, особенно после смерти отца. [Проекция в чистом виде.] В этом смысле она защищает своего отца от манипуляциий матери. Выход на понимание, что мать всю жизнь ей манипулирует, как суррогат реальных человеческих и близких отношений, «идеальных отношений» ее отцом. Но N не видит истину: что сейчас главным манипулятором является она сама. В ходе нашей работы снова и снова проявлялась невидимая связь между ее отношениями с матерью и отношениями с бывшем супругом. Часто выходит наружу ее нарциссическая часть; ЕСЛИ ОБЪЕКТ ПЛОХОЙ ИЛИ НЕ МОЖЕТ МНЕ ПРИНАДЛЕЖАТЬ, ОН ДОЛЖЕН БЫТЬ УНИЧТОЖЕН. Снова и снова проявляется ее всемогущество: наличие программы, плана, управления. Я центр, вокруг которого все вертелось, как вертелось вокруг ее отца.
На глазах слезы…
А: Вы часто плачете?
N: Плачу редко, и тихо, плачу без слёз.
5.
По клиентке видно, что с ней что-то произошло.
Она начинает сама. Ее захлестнула волна воспоминаний, связанных с отцом. Она пошла в парк, где они имели обыкновения гулять, и часто он играл в шахматы, а она всегда его сопровождала.
Нарисовала новый рисунок, на котором пыталась показать степень близости с окружением. На нем клиентка девочка с косичками, отец слева, самый прорисованный, то что она получила от него. Мать по другую сторону, дистантна, есть барьер, дальше следует партнер по бизнесу. Внизу ее семья. Бывший муж. Дочь раздвоена. Хорошая и плохая. Раньше клиентка никогда не рисовала, и находит в этом успокоение. Еще присутствует подруга-лесбиянка.
Когда она думала об отце, гуляя по парку, то ее охватил ужас, его уже нет, а все это осталось. Вообще, появилась потребность посетить места, связанные с прошлым, чтобы собрать отщепленное, вытесненное. Ее удивляет, что все так больно, до сих пор. [В нашей работе очень часто действует непреложный закон: «болью вы исцелитесь».]
— Я хочу все отрубить, не хочу, чтобы это меня мучило, и было больно.
Воспоминания о смерти отца. «До сих пор не хватает сил сходить к нему на могилу». N боится, что с ней там случиться истерика. Хотя ее мать много раз просила ее об этом. Она вспоминает, что был период, когда она ездила к священнику, который отпевал ее отца. Только так она могла найти успокоение. На похоронах отца они на мгновенье встретились глазами, и только в них, как она говорит, она нашла понимание.
Она снова и снова возвращается к своей боли, говорит, что она невыносима.
После некоторого время с начала нашей работы она стала ощущать некое новое чувство, которое странным образом переплеталось с болью воспоминаний.
N: За эти дни внезапно ощутила некое счастье, когда наблюдала за дочерью и ее парнем. Тихий вечер, близкие люди… Я почувствовала что-то Толстовское, желание иметь детей , семью очаг… Очень хочу мальчика. Но я хочу красивого мальчика, потому что не выношу некрасивых детей. Чтобы гены были здорового и красивого мужчины, как ОТЕЦ.
[Казалось был запущен наконец процесс ее воплощения, ее принятие реальности и себя.]
N: я хочу сказать несколько слов о матери… Я не знаю, почему она говорит все время какие-то гадости про отца… Вещи мне неприятные, я жила в иллюзиях, которые мне навязала она…. У меня есть «вторая мама» — это лучшая подруга матери, и они дружат долгие годы, и я ей очень доверяю. Когда папа умер, то мать все время твердила, что виноваты доктора, что они что-то неправильно сделали… И я поэтому и мужа обвиняла, потому что он врач, я тогда ненавидела врачей. А здесь недавно за столом в разговоре с подругой мать ляпнула такое, от чего у меня волосы на голове поднялись, причем, когда она это сказала, она испуганно посмотрела на меня. И я поняла, что она испугалась, потому что сказала правду… Правда в том, что никто ни в чем не виноват, что у отца сахар был на нуле, сердце просто остановилось, он умер во сне, просто пришло время… Я всегда знала, как она к нему относится. Мне дочь сказала, что в тот самый момент, когда мать узнала, что папа умер, то первым делом она со спокойным видом пошла рыться в его столе в поисках бумаг и завещания… На похоронах я чуть не сошла с ума, пыталась поднять буквально его из гроба… он лежал такой хороший, словно спал, и когда меня оттаскивали от него я орала, у меня была истерика, я хорошо помню, как мои слезы остались на его лбу, и мать брезгливо (или мне так показалось, что брезгливо) вытерла их. Единственным человеком, кто ее по-настоящему понимал, стал священник, который отпевал отца.
Тема, затронутая N, очень важна в плане горевания… как если бы она хотела дожать свою боль, принять смерть отца. Был регресс, в котором и я сам оказался. В контрпереносе я прочувствовал всю глубину ее горя, и вся сцена проплыла у меня перед глазами. Это связано с тем, что мне не суждено было попрощаться со своим собствееным отцом… Я едва завершил сессию. Также в контпереносе я испугался, что мы глубоко провались и, уходя, я почему-то сказал, что если у не вдруг возникнут мысли не приходить на анализ она должна их побороть. Кажется, она заметила, что на меня произвел впечатление ее рассказ… Она сказала, что, вообще, не представляет, как это я могу все выслушивать… Весь день я был в состоянии регресса.
Мы все дети своих родителей. Да, это так. Но наша задача постараться воспринять их такими, какие они были на самом деле, и перестать проецировать внутренних родителей на наших друзей, близких, жен, мужей и детей. Нам нужно пройти путь понимания их судьбы, потому что когда-то они тоже были детьми, и возможно, были вынуждены отыгрывать всю жизнь негативные сценарии собственных родителей. Реконструкция прошлого и детства – это не блажь, не самоцель, это – необходимость в анализе, направленная на возможность видения тех негативных сценариев и паттернов, которые мы воспроизводим в нашей жизни. В конечном счете, анализ помогает перехитрить Карму и прекратить передачу родовых травм из поколения в поколение, помогает забрать с собой в путь самое лучшее и нужное, что досталось нам от наших родителей, а зло и боль – простить и отпустить.
Москва, 2007—2012 гг.

Интересная статья по работе с нарциссической частью личности:   http://mojarov.ru/articles/mirror-labirynth/

Latest Month

December 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow