?

Log in

No account? Create an account

I Международная юнгианская конференция 8-9 июня в Саратове, регистрация участников ПРОДОЛЖАЕТСЯ!



I международная Конференция «СЛЕДЫ СНОВИДЕНИЙ» 8-9 июня в Саратове


Предварительная Программа Конференции


*Программа может и будет корректироваться и по времени выступлений, и по выступающим


Место проведения: Саратов, ул. Лермонтова 30


Конференц зал гостиницы СЛОВАКИЯ, 2 этаж



8 июня, суббота


10:00 – начало регистрации участников


10:30 - открытие конференции, представление выступающих и общего регламента


10:40 – 11:40 Елена Пуртова, доклад «Сновидческие сериалы: юнгианский подход»


Елена Пуртова: юнгианский аналитик, главный редактор журнала «Юнгианский анализ», со-основатель МААП


11:40– 12:40 Джорджио Трикарико: «Намеки в подсознании: анализ проспективных снов»


Джорджио Трикарико (Финляндия/Италия): психолог, психотерапевт, юнгианский аналитик


Член IAAP, Президент FEGAP



12:40 – 13:40 Бернард Сарториус: групповая свободная дискуссия на тему работы со сновидениями.


Бернард Сарториус (Швейцария) – юнгианский аналитик, протестантский священник в прошлом, проходил личный анализ у Марии-Луизы фон Франц, специалист по интерпретациям мифов и сказок.



Обед: 13:40 – 14:40


14:40 – 15:40 Станислав Раевский, онлайн-выступление


Станислав Раевский: юнгианский аналитик, к.п.н., сопредседатель МААП


15:40 – 16:40 Воркшопы в параллели


• Екатерина Кекк, г. Москва, тема "Смерть и забывание"


• Ольга Степанова, г. Пенза, тема «Сновидящее тело»


• Смирнов Егор, г. Волгоград


16:40 – 17:40 Воркшопы в параллели


17:40 – 18:00 подведение итогов дня и анонс второго дня конференции



9 июня, воскресенье


10:00 – 11:00 Светлана Эрик, доклад


Светлана Эрик: аналитический психолог, кандидат IAAP/РОАП, преподаватель ППЛ


11:00 – 12:00 Воркшопы в параллели


• Воркшоп Игоря Шварцмана «Идентичность и личный миф с точки зрения пластического хирурга». Пластический хирург с 10 летней практикой, 1500 операций, член ОПРЭХ


• Воркшопы в паралелли


12:00 – 13:00 Бернард Сарториус: групповая супервизия по клиентскому кейсу.


13:00 – 14:00 Андрей Можаров доклад "Алхимическая матрица сновидений: монструозность и странные объекты".


Андрей Можаров: аналитический психолог, специалист по аналитической психотерапии, преподаватель Региональной программы МААП


Обед 14:00 – 15:00


15:00 – 16:00 Джорджио Трикарико: Кейсы


16:00 – 17:00 Елена Хандурова, доклад «Сны и реальность. История одного кейса»


Елена Хандурова: аналитический психолог, координатор дистанционных программ МААП


17:00 – 18:00 Воркшопы в параллели


18:00 – 19:00 Закрытие конференции, фуршет



Регистрируйтесь по ссылке


https://docs.google.com/…/13_UtPYs5W_ENy_w9yTN2jnFWJIS…/edit



Вопросы задайте: oksana.psiho@gmail.com

Ведущий Можаров Андрей, аналитический психолог, автор курсов по анализу сновидений «НОЧЬ МОЕЙ ДУШИ и «АЛХИМИЧЕСКАЯ МАТРИЦА СНОВИДЕНИЙ», один из преподавателей программы в Томске.

💡Семинар позволит вам получить навыки анализа сновидений и предоставит возможность увидеть более широкую перспективу в восприятии и понимании сновидческого материала. Вы сможете соприкоснуться с энергиями различных глубинных слоев психического, узнать о топографии сновидений и получить инструменты в распознавании внутренних фигур. Кроме подходов аналитической психологии К.Г. Юнга, которые лежат в основе подачи информации на этом семинаре, вы сможете познакомиться с подходами З. Фрейда, увидеть сновидение сквозь призму парапсихологии, синхроничности и алхимии. Погружаясь в глубины снов, мы будем учиться распознавать мир символов, архетипических образов, попытаемся посмотреть на то, что означают современные техногенные сюжеты. Несомненно, после прохождения данного курса слушатель будет лучше понимать себя и свои сновидения, получит возможность приоткрыть дверь, ведущую в обширные пространства психических глубин.


53643472_2581863888496002_3236445586261540864_n.jpg


✉План семинара.


💡День Первый.


1. Основные положения и суть подходов аналитической психологии К.Г. Юнга. Подходы З. Фрейд. Современные подходы обоих направлений к интерпретации сновидений, их смысла, функций и роли в развитии психики.


Read more...Collapse )

Тени Сибиллы.

IMG_20181220_223752.jpgИзнеможенная она часто отрубалась именно в той позе, в которой к ней приходил Морфей. Этот бог накрывал ее с головы до ног невидимой вуалью и погружал в обливион.

Полумрак ее просторной студии в центре большого города нарушался лишь тонкой полоской света, падающей на холодный паркет. Он вырывался из слегка приоткрытой большой ванной комнаты, в которой было включено все освещение: на потолке, вокруг большого зеркала, LED подсветка и ее любимый светильник в виде полуоткрытого лотоса. Она включила такой пронизывающий каждый миллиметр поверхности свет, чтобы удостовериться в том, что уборка была выполнена идеально. Надраенная ей самой, на корячках, до ослепительно блеска ванная комната уже несколько часов была пуста. За стенкой совсем рядом находился ее туалет: чистый и благоухающий, также начисто вымытый ей самой. Если бы в нем был включен свет, то искушенный в унитазах гость смог бы без труда оценить стоимость великолепного смывного агрегата, рядом располагался биде, а чуть дальше небольшой писсуар в виде водопада. Этот дорогой писсуар давно уже стал всего лишь красивым дополнением ее туалета, потому что в ее доме давно уже не бывает мужчин, которые могли бы им воспользоваться…

Где-то на другом конце этого большого пространства на большой кровати под стилизованным балдахином, распластанная, словно на картине Фюссли, лежала Сибилла. Нет, кошмар ей не снился: ей давно уже ничего не снилось. Изнеможенная она часто отрубалась именно в той позе, в которой к ней приходил Морфей. Этот бог накрывал ее с головы до ног невидимой вуалью и погружал в обливион. Именно он был ее спасителем в последние годы, помогая ей воплотить, пусть даже и на несколько часов, ее самую заветную мечту – забвение.
Read more...Collapse )
Несколько часов назад она сидела перед большим зеркалом и медленно расчесывала свои прямые длинные темно-каштановые волосы. Ее стилист подобрал отличную краску, почти точь-в-точь ее натуральный цвет. Дэн отлично знал свое дело, она даже привыкла, можно сказать, ей стали нравиться легкие и нежные прикосновения его искусных рук. Дэн - ее ровесник. Первый раз, когда она увидела его в салоне, то с усмешкой и с чувством превосходства отметила про себя, что этот стильный фрукт очень любит и отлично знает женщин, чувствует их, но хочет только мужчин. По время его манипуляций она почти доходила до трепета, усиленного ее фантазиями о том, что и с кем эти руки делают по ночам… Сидя перед зеркалом, она продолжала расчесывать свои волосы и пристально смотреть на себя. На мгновение ей показалось, что она ссутулилась. Нет, только показалось. Она спустила свой шелковый халат кремового цвета на плечи, обнажив аккуратную грудь. Чуть-чуть ее приподняв, Сибилла подумала о том, что все еще выглядит привлекательной. Её пугала мысль о возможной коррекции. Она думала о третьем размере, но не была уверена, что он не будет смотреться нелепо при ее росте и худобе. Сибилла придвинула к себе круглое зеркало, чтобы посмотреть на свое лицо вблизи.

Секундный взгляд, и она вернула зеркало на место. Вздохнула. Вблизи все было не так уж безоблачно. Морщинки, морщиночки, морщинюшки, да еще едва заметная пигментация, которая появилась у нее после недавней поездки на Сейшелы. Она провела отдых в полном одиночестве в своем, как она недавно прочувствовала, напрочь протухшем самостном наслаждении. Это звездное небо, этот пляж, зелень и океан принадлежали только ей: заслуженное счастье, которое не с кем было разделить. Не было достойных. Там она познакомилась с доктором, который, как ей вначале показалось, за ней приударил. Иллюзия длилась только до того момента, когда он ненароком заметил, что является известным пластическим хирургом. После последовавшего приглашения в его клинику красоты, лицо Сибиллы побледнело и она почти рявкнула: «Денег жалко…». Слава Богу, что он брякнул ей это под конец отдыха, иначе бы она провела его в злобе, от которой бежала и пыталась спастись, не без сожаления расставшись со своей начищенной ванной.

Деньги у Сибиллы были. Но каждая бумажечка, каждая единичка или нолик в цифрах ее банковских счетов были заработаны ей самой. Каждая банкнота, разноцветная банкнотушка, или тоненькая золотая инвестиционная монетушечка честно, собственным потом и телом, бескомпромиссной борьбой и полным отсутствием жалости к себе, были добыты ею самой. Эта великолепная сияющая современная квартира в престижнейшем квартале одного из богатейших городов мира досталась ей не от папы или папика, не от богатого мужа или теткиного наследства, но благодаря ее ежедневной, часто надрывной работой над собой и над решением поставленных задач по увеличению корпоративной маржи. Лишь совсем недавно она вдруг обнаружила, что эта маржа увеличивается пропорционально ее черному отчаянию и внутренней пустоши, съедающей ее одинокими вечерами, будто невидимая раковая опухоль…

Марк… А что Марк? Марк – умный перспективный менеджер, молодой… На десять лет младше. Правда, он этого пока не знает. Веселый, цветы ей дарит, и даже недавно колечко подарил с микроскопическим, но все-таки бриллиантом. Больше всего расстраивало Сибиллу, что Марку даже эта безделушка далась не так легко. Но почему он не богатый!? Почему младше нее!? Почему он все еще несет какой-то лепет о любви, счастливой семейной жизни и … о Боже, о детях!? Она играет с ним, потому что на данный момент больше не с кем играть. Сибилла вспомнила их недавнюю встречу. Она улыбалась, кокетничала, излучала загадочность и заинтересованность. Марк рассыпался в комплементах, надувался от собственного ума и рисовал радужные перспективы их будущего, после их первой ночи в пятизвездочной гостинице, которую он спонтанно снял, видимо на последние остатки от аванса, как только она по-королевски намекнула на секс. Номерок был так себе, да и секс тоже. Но в ответ на его пылкую страсть, больше похожую на театральную сцену из шекспировской пьесы, она ему подыграла. В программе были монотонные вздохи и ахи, нелепые фразы из эротических фильмом, и о, да! – умопомрачительный оргазм, от которого она поперхнулась собственной слюной. Марка видно так торкнуло, что он через пять минут заснул, а Сибилла еще долго смотрела равнодушными, почти стеклянными глазами в гостиничный потолок. Потом она осторожно вылезла из-под него и пошла в санузел, чтобы принять душ. Ее сначала перекосило от доморощенного качества уборки: она вспомнила об идеальной чистоте и блеске своего туалетного алтаря, а потом… с ней что-то случилось. Какая-то внутренняя отвратительная тварь стала выходить наружу, ее скрутило. Схватившись за живот, едва успев стащить гостиничное полотенце, она, загнувшись, рухнула на холодный плиточный пол и уткнулась лицом в полотенце. По ее телу время от времени пробегали конвульсии, она рыдала, орала и выташнивала одновременно в казенное полотенце, вонявшее дешевым мылом. А тем временем Марк мирно храпел, погрузившись в банальный сладкий сон удовлетворенного самца...

Сибилла сидела перед зеркалом. Ей стало зябко, и она закуталась в халат. И что же тогда? Все это достанется этому неудачнику: и я, и эта роскошная квартира, и домик на берегу моря в Испании. А этот самовлюбленный щенок заслужил все это?! В моменты столь незамысловатых рассуждений Сибиллу посещал Хронос. Он нависал над ней, невидимый, тяжелый и беспощадный, и если бы в доме были старые часы, то они начали бы сильно тикать, неумолимо указывая на то, что время утекает. Внутренний и внешний распад указывает на направление времени, которое движется к небытию. Неосознанным ответом Сибиллы на холодную волю Хроноса оставалась ее идеально начищенная квартира, дорогая одежда и отмытый пеной роскошный автомобиль. Но в доме не было часов, и когда приходил Хронос, то ее виски начинали пульсировать, она скукоживалась и осознавала свой возраст. Именно этот безжалостный бог, а не добрая фея напоминала Золушке, что ее время истекало…

Наконец-то она покинула свой сияющий алтарь и шаркающей походкой направилась к кровати. Здесь она могла себе позволить так передвигаться, словно безликая и безвольная квашня. Она присела и посмотрела в окно. Вид с двадцатого этажа на ночной Вавилон в огнях завораживал, но не грел. У Сибиллы опустились плечи. Она подумала о Роберте.
Как она могла быть столь слабой и нерешительной, чтобы не добиться его? С ним она бы получила все, о чем мечтала! Шестидесятилетний владелец двух успешных бизнесов, правда, любящий отец своих дочерей. Его увядающая и больная жена, разумеется, не была ей конкуренткой, просто Сибилла где-то совершила оплошность, не доиграла, провела слишком грубую манипуляцию. Роберт просек, и закрылся. Да, она еще несколько раз побывала его любовницей, но постепенно поняла, что бесперспективно терпеть секс с этим одутловатым, потным, вонючим… Сибилла закрыла лицо руками и разрыдалась, рыдания нарастали до точки, когда она завопила: НЕНАВИЖУ!!! Если бы она только могла обладать внутренним видением, то точно знала бы, что в этот момент она не одна. В темном углу, словно тень, наслаждаясь, торжествовала богиня мрака Геката...

Андрей Можаров.

(Москва, май 2013)
В былые времена, мне помнится, жизнь была пиршеством, где раскрывались все сердца, где всякого вина искрились струи.
Однажды вечером я предоставил Красоте мои колена. И я нашёл - она горька. И оскорбил её.
Я ополчился против справедливости. Я обратился в бегство.
О ведьмы, нищета и ненависть, вам я доверил драгоценное.
Достиг же лишь того, что, обратившись внутрь себя, лишился всякой человеческой надежды. На всякую отраду, - заглушить, - я падал хищным зверем, и оглох. Звал палачей, чтоб, погибая, впиться в рукояти их орудий. Звал бедствия, чтоб задохнуться в персти и крови. Боготворил беду.
Я возрастил себя в грязи. Обсох в дыханьи злодеяния. Недурно отыгрался в дурака, и вешняя пора мне подарила хохот полоумного.
В последние же дни я был на грани испустить последний непотребный звук. И восхотел вернуть ключ к пиршеству былому, где может вновь сумел бы возжелать.
Ключ этот - милосердие, и это - вдохновенья свет, я пребывал во сне.
"Ты навсегда останешься собакой", - возник нечистый, что венчал меня такими сладостными маками, - "Достоин ты погибели с твоими похотями, себялюбием и всеми смертными грехами".
О, я много на себя беру, но умоляю вас, любезный сатана, не воротите лик! И в ожиданьи мелких запоздалых гадостей, я посвящаю вам, вам! кому так пО сердцу в писателях отсутствие таланта донести или преподнести, вот эти несколько паршивеньких листков из дневника отверженного.
« Jadis, si je me souviens bien, ma vie était un festin où s’ouvraient tous les cœurs, où tous les vins coulaient.
Un soir, j’ai assis la Beauté sur mes genoux. – Et je l’ai trouvée amère. – Et je l’ai injuriée.
Je me suis armé contre la justice.
Je me suis enfui. Ô sorcières, ô misère, ô haine, c’est à vous que mon trésor a été confié !
Je parvins à faire s’évanouir dans mon esprit toute l’espérance humaine. Sur toute joie pour l’étrangler j’ai fait le bond sourd de la bête féroce.
J’ai appelé les bourreaux pour, en périssant, mordre la crosse de leurs fusils. J’ai appelé les fléaux, pour m’étouffer avec le sable, avec le sang. Le malheur a été mon Dieu. Je me suis allongé dans la boue. Je me suis séché à l’air du crime. Et j’ai joué de bons tours à la folie.
Et le printemps m’a apporté l’affreux rire de l’idiot.
Or, tout dernièrement, m’étant trouvé sur le point de faire le dernier couac ! j’ai songé à rechercher la clef du festin ancien, où je reprendrais peut-être appétit.
La charité est cette clef. – Cette inspiration prouve que j’ai rêvé !
« Tu resteras hyène, etc. » se récrie le démon qui me couronna de si aimables pavots. « Gagne la mort avec tous tes appétits, et ton égoïsme et tous les péchés capitaux. »
Ah ! j’en ai trop pris : – Mais, cher Satan, je vous en conjure, une prunelle moins irritée ! et en attendant les quelques petites lâchetés en retard, vous qui aimez dans l’écrivain l’absence des facultés descriptives ou instructives, je vous détache des quelques hideux feuillets de mon carnet de damné.

В былые времена, мне помнится, жизнь была пиршеством, где раскрывались все сердца, где всякого вина искрились струи.
Однажды вечером я предоставил Красоте мои колена. И я нашёл - она горька. И оскорбил её.
Я ополчился против справедливости. Я обратился в бегство.
О ведьмы, нищета и ненависть, вам я доверил драгоценное.
Достиг же лишь того, что, обратившись внутрь себя, лишился всякой человеческой надежды. На всякую отраду, - заглушить, - я падал хищным зверем, и оглох. Звал палачей, чтоб, погибая, впиться в рукояти их орудий. Звал бедствия, чтоб задохнуться в персти и крови. Боготворил беду.
Я возрастил себя в грязи. Обсох в дыханьи злодеяния. Недурно отыгрался в дурака, и вешняя пора мне подарила хохот полоумного.
В последние же дни я был на грани испустить последний непотребный звук. И восхотел вернуть ключ к пиршеству былому, где может вновь сумел бы возжелать.
Ключ этот - милосердие, и это - вдохновенья свет, я пребывал во сне.
"Ты навсегда останешься собакой", - возник нечистый, что венчал меня такими сладостными маками, - "Достоин ты погибели с твоими похотями, себялюбием и всеми смертными грехами".
О, я много на себя беру, но умоляю вас, любезный сатана, не воротите лик! И в ожиданьи мелких запоздалых гадостей, я посвящаю вам, вам! кому так пО сердцу в писателях отсутствие таланта донести или преподнести, вот эти несколько паршивеньких листков из дневника отверженного.
« Jadis, si je me souviens bien, ma vie était un festin où s’ouvraient tous les cœurs, où tous les vins coulaient.
Un soir, j’ai assis la Beauté sur mes genoux. – Et je l’ai trouvée amère. – Et je l’ai injuriée.
Je me suis armé contre la justice.
Je me suis enfui. Ô sorcières, ô misère, ô haine, c’est à vous que mon trésor a été confié !
Je parvins à faire s’évanouir dans mon esprit toute l’espérance humaine. Sur toute joie pour l’étrangler j’ai fait le bond sourd de la bête féroce.
J’ai appelé les bourreaux pour, en périssant, mordre la crosse de leurs fusils. J’ai appelé les fléaux, pour m’étouffer avec le sable, avec le sang. Le malheur a été mon Dieu. Je me suis allongé dans la boue. Je me suis séché à l’air du crime. Et j’ai joué de bons tours à la folie.
Et le printemps m’a apporté l’affreux rire de l’idiot.
Or, tout dernièrement, m’étant trouvé sur le point de faire le dernier couac ! j’ai songé à rechercher la clef du festin ancien, où je reprendrais peut-être appétit.
La charité est cette clef. – Cette inspiration prouve que j’ai rêvé !
« Tu resteras hyène, etc. » se récrie le démon qui me couronna de si aimables pavots. « Gagne la mort avec tous tes appétits, et ton égoïsme et tous les péchés capitaux. »
Ah ! j’en ai trop pris : – Mais, cher Satan, je vous en conjure, une prunelle moins irritée ! et en attendant les quelques petites lâchetés en retard, vous qui aimez dans l’écrivain l’absence des facultés descriptives ou instructives, je vous détache des quelques hideux feuillets de mon carnet de damné.

Огонь, что о красных браслетах пляшет с лесом, щекоча ему пятки. Огонь, что стремительным прыжком тигра срезает деревья золочеными мечами, оставляя зияющие прогары.
Огонь, сжигающий жнивье на холмах Арауко. Его огненные языки лижут землю и разрисовывают холмы большими черными розами, точно шкуру пантеры, или покрывают их белой коростой, будто чудотворную руку Моисея.
Огонь — яростный, гибкий и всегда полный силы.
Единственно истинный цветок Земли, внезапно расцветшая фуксия в сорок лепестков, которая кружится, чтобы вдоволь напиться соком хмельного воздуха.
Огонь, сокрушающий сонное оцепенение металлов. Он радостно плавит серебро, и ему неймется увидеть, как стекают тяжелые капли странного пота, что белее магнолии.
Огонь одержимых, не знающих отдыха заводов, он прячется во всех закутках, и не тронь его, не то рука падет скрученным лепестком пепла.
Огонь — яростный, гибкий и всегда полный силы.
Огонь Любви, чьи слова не знают сна, и нет у него даже самой простой кочерги, чтобы вовремя поправить поленья. Он превращает тело человеческое в удлиненное прозрачное стекло, где видна объятая пламенем саламандра, проникшая в самое сердце.
Огонь Ненависти, что воздвигает самые причудливые сооружения. Он издает этот неприятный сухой треск, какой бывает у старческих суставов. Его владыка — сам Дьявол! Он следит за ним в ночной тьме, которая длится ему в угоду.
Огонь — яростный, гибкий и всегда полный силы.
Огонь, что живет в нас, в людях, маленькие горчичные зерна Огня, которые бегут по нашей крови и делают нас живее, подвижнее, как сухие колючки аравийскую овцу. Огонь в глазах коршуна — стоячий, сухой… Огонь — веером зеленых лучиков в глазах ягуара. Коварный, искусный огонь жажды хмельного, который изводит, губит человека. Огонь, что согревает Песню и делает ее похожей на маленькое нутро птицы, на крохотное полое место любящей голубки.
Огонь — яростный, гибкий и всегда полный силы.
Огонь испытания, который закаляет в своем пламени все подлинное, а остальное — скручивает, морщит, как спаленную кожу… Огонь Последнего Дня, когда лишь Верные не падут, они устоят, как опорные балки Мира.
Огонь Святого Духа, огонь двух раскаленных добела углей — двух голубиных крыл. Огонь, который слетел к Павлу и пронзил его насквозь, до мозга костей.
Огонь, что пришел к нам с небес и вернется туда, когда свершит заповеданные ему Дела. Он одержит победу над Водой и вместе с ней сотворит пышную гортензию, но ее лепестки истончатся и облетят. Он одержит победу над Землей и сделает ее алой далией[2], но она будет уменьшаться, пока не станет жасмином чистейшего пепла.
Огонь, который мерит дремлющую землю большими шагами, как Пророк, не знающий сна.
Огонь — яростный, гибкий и всегда полный силы.

Днем ничто этого не предвещало.
Коммерческая жизнь города кипела, как и всегда. Людской поток вливался в стеклянные двери огромных магазинов, расплескивался перед витринами, тянувшимися сплошной стеной вдоль темных улиц, где смешивались запахи прорезиненных тканей, цветов и всякой снеди.
Кассиры восседали в своих прозрачных укрытиях, администраторы, стоя на ковровых дорожках в центре торгового зала, бдительно надзирали за подчиненными.
Подписывались контракты и погашались ссуды.
В различных местах города, в разное время дня многочисленные юные пары поклялись друг другу в вечной любви, забыв, что плоть их бренна; несколько шоферов пренебрегли безопасностью пешеходов; небо за уходящими ввысь зелеными ажурными опорами высоковольтной линии было пепельно-серым, как бывает всегда, когда воздух перенасыщен влагой.
Ничто этого не предвещало.
Вечером засветились огни небоскребов.
Великолепие сверкающих фасадов, четко прочерчивающих в трех измерениях темноту, потрясало наивных людей. Многие воображали себе те несметные сокровища, что были, по их мнению, укрыты здесь под броней из железа и бетона. Дюжие стражи порядка, с полным сознанием возложенного на них долга, проходя вдоль этих зданий, тщательно осматривали дверные и оконные проемы нижних этажей, чтобы предотвратить действие какой-нибудь адской машины, если ее ненароком сюда подбросят. На улицах темнели силуэты: конная полиция, поводья натянуты, оружие — зачехленные карабины и специальные пистолеты, заряженные слезоточивым газом.
Люди робкие с благодарностью смотрели на зачехленное смертоносное оружие и думали: «Как мы хорошо защищены!»; а иностранные туристы, проезжая мимо, приказывали шоферу остановиться и тростью указывали тем, кто был с ними в автомобиле, на сияющие названия международных фирм. Названия эти сверкали на самой разной высоте на бесконечных, поднимавшихся вверх ступенями фасадах, и многие иностранцы пыжились от гордости и думали о могуществе своей далекой родины, чью экономическую экспансию олицетворяли эти филиалы, — поэтому названия и надо было поместить под самые облака. Таких высот они достигли.
С плоских крыш, вознесенных под самые звезды, долетала музыка — синкопы блюзов, то и дело уносимых в сторону ветром. Матовые фонарики освещали висячие сады. далееCollapse )
"Если на какое-то время переключиться на индивидуальный уровень, то будет интересно отметить, что такая ситуация является одной из самых сложных, ибо в ней приходится иметь дело с женщиной, одержимой негативным Анимусом. В самой основе одержимости негативным Анимусом очень часто можно найти скрытый элемент религиозности. Здесь как будто речь идет о служении или причастии богу или потусторонней силе, причем с выражением абсолютного восторга происходящим процессом. Именно поэтому подобных женщин трудно извлечь из такого процесса. Они просто не могут очнуться и говорят: «Допустим, это негативный Анимус, и что с того? Я сейчас с ним разберусь».

Таким образом, возникает вопрос об освобождении духовных и религиозных ценностей, присущих фигуре Анимуса, от их негативного смысла. Негативный смысл обычно появляется вследствие того, что Анимус имеет склонность рассуждать о земных и неземных категориях. Именно в таких случаях женский Анимус оказывает такое пагубное воздействие. И тогда все суждения о том, что думают и чувствуют другие люди, или о том, что им следует себя вести так или иначе, - все подобные суждения оказываются абсолютно неверными.

Можно достоверно выявить одержимость Анимусом, которая выражается в том, что эти женщины с утра до вечера думают и говорят правильно, только некстати применяют сказанное на деле. Следовательно, вам никогда не удастся переспорить Анимус, потому что он всегда прав. Как правило, Анимус порождает такие общие мудрые фразы, с которыми бесполезно спорить. Можно только сказать: «Да, конечно, в общем вы совершенно правы, но взгляните сюда! В данном конкретном случае это не так». Если же вы захотите оспорить общее мнение Анимуса (которое всегда неоригинально), то должны держать ушки на макушке и сконцентрировать все свое внимание - не для того, чтобы определить, где слова этой женщины соответствуют действительности, а где нет, потому что они всегда правильны, а соответствуют они действительности или нет в данном конкретном случае, о котором она спорит. Именно здесь можно сбиться с мысли.

Итак, можно сказать, что Анимус содержит общие истины или коллективную мудрость бессознательного. Но эти истины нельзя просто безоглядно применять к внешней реальности, особенно к отношениям между людьми. Сам по себе негативный Анимус не может быть совершенно не прав. Существует глубинная мудрость, следуя которой, негативный Анимус порой произносит глубокие, безжалостные истины - «природные истины», которые нельзя просто так сбросить со счетов. Однако следует уметь делать между ними различия".

(из книги "Архетипические паттерны в волшебных сказках")

Latest Month

April 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner